ВИК Марковцы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВИК Марковцы » Исторический » Первый солдат революции


Первый солдат революции

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Что бы ни писали о якобы великой и бескровной, все это - неправда. Февральская революция началась с жестокого убийства. В советской историографии 20-х годов этого факта не скрывали, затем предпочли забыть. Чтобы не омрачать имидж "мирных русских революций".
Все началось с того, что ранним утром 27 февраля 1917 года в помещении учебной команды запасного Волынского полка был убит начальник этой команды штабс-капитан Лашкевич. Между прочим, украинец, израненный на фронте и, судя по мемуарам, человек очень добрый. Убили его потому, что попал под горячую руку — пытался помешать солдатам присоединиться к демонстрантам. Сразу после убийства восставшая часть Волынского полка под руководством унтера Кирпичникова вышла на улицы, присоединила к себе рабочих, демонстрантов, подразделения некоторых других полков и заполонила весь Петроград. Вскоре при помощи этой толпы, состоявшей из всяких проходимцев, был избран Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов, а из наиболее вертких депутатов Думы — Временное правительство. Кроме Лашкевича было убито еще несколько офицеров и прохожих, пытавшихся образумить демонстрантов. Так восторжествовала «бескровная» революция.
Унтер-офицер Кирпичников был щедро обласкан новой революционной властью. Его даже произвели в офицеры, а за убийство командира наградили Георгиевским крестом 4-й степени. Сам Кирпичников был человеком малообразованным, но пытался держать «нос по ветру». Сразу же после Февральской революции он сблизился с вошедшими тогда в моду меньшевиками и эсерами и поддерживал их линию даже после октябрьского переворота.
Первое время «революционный герой» Кирпичников ратовал за «войну до победного конца» и даже ездил по казармам, уговаривая солдат идти на фронт. Правда, сам новоиспеченный офицер на войну не спешил — ему и в Петрограде было хорошо. От своего Волынского полка Кирпичников попал в Петроградский совет, где долгое время также играл заметную роль.
Но конец «революционного героя» был плачевным. Так получилось, что во время октябрьского переворота Кирпичников оказался в стороне от бушевавших событий. Просто он продолжал делать ставку на эсеров и меньшевиков, а верх уже брали большевики. Кирпичников метался между разными политическими деятелями, пока наконец не стал одним из руководителей заговора... против большевиков. Да-да. В феврале 1918 года меньшевики и эсеры собирались взять реванш за октябрьский переворот и устроить новое восстание, на сей раз — против Ленина и Троцкого. Большевики пронюхали кое-что об этом и распустили те части, на которые рассчитывали эсеры. Над Кирпичниковым нависла угроза ареста. И он бежал... На Дон, в белогвардейскую Добровольческую армию.
На что надеялся Кирпичников в белой армии, сказать сложно. Скорее всего — на покровительство одного из вождей белого движения генерала Корнилова, по иронии судьбы в марте 1917 года арестовавшего царскую семью. Но Кирпичникову не повезло. Прибыв в Добровольческую армию, он попал не к Корнилову, а к монархисту и бывшему императорскому гвардейцу Кутепову, командовавшему Офицерским полком. Между Кирпичниковым, которого привел офицерский караул, и Кутеповым состоялся приблизительно такой разговор:
— Я тот самый прапорщик Кирпичников.
— Какой тот самый?
— Как, вы не знаете? — и Кирпичников стал судорожно вытаскивать из кармана шинели вырезки с фотографиями и статьями.
— Ах, это тот, кто предательски убил своего офицера и поднял бунт в полку? — взревел Кутепов. — Караул! Немедленно расстрелять этого негодяя!
Кирпичников пытался сказать о своем личном знакомстве с генералом Корниловым и о хороших с ним отношениях, но Кутепов был неумолим. В конце концов «герой революции» попытался купить себе жизнь у ведущих его на расстрел офицеров... Деньгами, полученными от эсеров на организацию переворота. Но и это не помогло.
Кирпичникова пристрелили за железнодорожной насыпью, предварительно забрав и уничтожив все его документы и газетные вырезки. Корнилову о новом добровольце ни Кутепов, ни кто-либо другой ничего не сказал. Наверное, чтобы не расстраивать впечатлительного вождя.
Лишь находясь в эмиграции и будучи главой РОВСа — самой опасной для большевиков белогвардейской организации, Кутепов рассказал о своей странной встрече с первым солдатом революции... И его конце в железнодорожной канаве.

Ярослав ТИНЧЕНКО, Киевские ведомости.

0

2

Вот что пишет по поводу этого эпизода соратник Кутепова генерал-лейтенант Борис Александрович Штейфон

В отношении красных полковник Кутепов не знал сожалений. Он уничтожал большевиков с твёрдым сознанием государственной в том необходимости. Ложный сентиментализм не был свойственен его душе!

Во время 2-го Кубанского похода, когда полк находился на отдыхе, Александру Павловичу доложили, что его желает видеть какой-то офицер.

— Просите!

Вошел незнакомый ему офицер, с Георгиевскими крестами на груди:

— Я прапорщик Кирпичников. Желаю поступить в Корниловский полк. Вы должны меня знать.

На лице Кутепова появилось недоумение. Прапорщик вынул из кармана толстую пачку журнальных и газетных вырезок:

— Вот тут написано обо мне и имеются мои портреты. Я тот унтер-офицер учебной команды Лейб-гвардии Волынского полка, который начал революцию.

Полковник Кутепов действительно «знал» Кирпичникова, как «знала» его и вся армия. В февральские дни 1917 г., во время беспорядков в Петрограде, учебная команда Лейб-гвардии Волынского полка получила приказание выступить из казармы для подавления беспорядков. Когда команда строилась, а начальник команды отдавал последние распоряжения, унтер-офицер Кирпичников выстрелом из винтовки убил перед строем начальника команды и взбунтовал команду. С началом революции Кирпичников был объявлен «героем революции» и его наградили за совершённый «подвиг» несколькими Георгиевскими крестами и произвели в прапорщики (производство Кирпичникова в подпрапорщики и награждение его Георгиевским крестом IV степени, согласно приказу № 120 от 1 апреля 1917 г. командующего Петроградским военным округом генерала Л.Г.Корнилова, состоялось не за убийство своего командира; согласно приказу, Кирпичников был награждён за то, что «27 февраля, став во главе учебной команды батальона, первым начал борьбу за свободу народа и создание Нового Строя, и, несмотря на ружейный и пулемётный огонь в районе казарм 6-го запасного сапёрного батальона и Литейного моста, примером личной храбрости увлёк за собой солдат своего батальона и захватил пулемёты у полиции». — Публ.). Керенский публично восхвалял Кирпичникова и от себя лично навесил ему лишний Георгиевский крест. Весь этот долго длившийся ужас производил на офицеров кошмарное впечатление.

Судьбе было угодно, чтобы прапорщик Кирпичников встретился с полковником Кутеповым. Нетрудно представить, с каким чувством переживал Александр Павлович эту встречу...

— Так вы тот унтер-офицер Кирпичников, который застрелил своего начальника команды?

— Да, я самый, — самодовольно ответил «герой революции».

— Прекрасно! — Растянуто произнес Кутепов, что обыкновенно служило верным признаком его сильнейшего возбуждения.

— Уведите прапорщика, — приказал Александр Павлович адъютанту.

Через несколько минут во дворе раздались выстрелы... (убийство И.Т.Кирпичникова, хотя бы даже и мотивированное его «революционным прошлым», в описании Б.Штейфона выглядит очевидным «самосудом»; Кутепов не отдавал приказа о расстреле, да и не мог бы это сделать единолично, без соответствующего решения военно-полевого суда; убийство Кирпичникова косвенно подтверждает наличие в рядах 1-го армейского корпуса неформальных структур, осуществлявших террор в отношении тех, кого подозревали в «революционности». — Публ.).

0

3

Тип предателя-карьериста в лице (скорее всего не лицо,а "мурло") прапорщика Кирпичникова очевиден. Думается,что приказ  генерала Кутепова по отдании сего "индивидуума" в "штаб Духонина" был навеян не столько  нежеланием иметь во вверенных ему войсках потенциального убийцу,сколько глубочайшим презрением к безпринципному негодяю-приспособленцу. САбаке и смерть собачья...

+1

4

Соколик написал(а):

скорее всего не лицо,а "мурло"

Ну... не красавец конечно...

увеличить

0

5

Действительно,старина! Ярким подтверждением верности теории Ломброзо выглядит.
Ну так туда ему и дорога... (Точно не помню,но кто-то из классиков "...-ненавижу мурло мещанина...")

Отредактировано Соколик (2011-04-26 22:17:29)

+1


Вы здесь » ВИК Марковцы » Исторический » Первый солдат революции