ВИК Марковцы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВИК Марковцы » Мнения » Открытое обращение русских людей в связи с просмотром фильма "Царь"


Открытое обращение русских людей в связи с просмотром фильма "Царь"

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

История стала инструментом политики, и инструмент этот со стороны запада направлен против России. Образ России посредством последовательной дезинформации искажает историю в сознании русских людей. Ложь, фальсификация и развенчивание закладывает негативное отталкивающее представление о нашей стране для других государств.
По серьёзным делам и вопросам недопустимо оставлять оскорбления безнаказанными. Важно действовать.
Русских людей не могут не возмущать глумливые сцены фильма. Падение главки с крестом - это ритуальный символ разрушения Святой Руси. Такое ощущение, что у авторов и заказчиков нет ничего святого. Этот фильм - дискредитация православной веры, Русской Православной Церкви, монархической власти как традиционной формы правления Русского Государства. Это духовная провокация, духовный террор. Авторы и заказчики убивают душу народа. Мы имеем дело с чётко спланированной информационной войной.
Приводим только маленькую часть высказываний русских людей, взятых из разных публикаций российской прессы:
Историк Михаил Бабкин:
«Царь Иоанн IV представлен душевнобольным, неспособным к государственным делам. Перед нами старик-неврастеник. В сходном свете молодая царица. Жители Москвы – быдло. Роль непристойного шута-кощунника исполняет артист И. Охлобыстин – священник РПЦ!!!
Кто являлся консультантом картины? В каждом эпизоде выдумки и исторические несуразности. Кто не положил предел полёту больной фантазии сценариста, режиссёра и актёра? Главный «сектовед» РПЦ А.Дворкин. Фильм, сделанный под «патронажем» А.Дворкина напоминает русским людям дешёвую «заказуху» против Русского Царства! Ответы П.Лунгина были вроде того, что этот фильм вроде не документальный и не исторический. После просмотра фильма «Царь» я убеждён: «сектоборец» А.Дворкин и «его команда» распространяет среди народа России (и за его пределами) лживые мракобесные взгляды на историю Московской Руси».
Известный режиссер, народный артист России, президент Международного кинофорума «Золотой витязь» Николай Бурляев заявил, что «всё, что показано в этом фильме – полное несоответствие исторической правде».
Глава Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств Леонид Симонов-Никшич также выступил с резкой критикой. По его словам, «фильм является страшной пародией на Россию и на её историю и не просто пародией, а является каким-то невероятным и уникальным кощунством».
Писатель и журналист Вячеслав Манягин, являющийся автором исследований о Царе Иоанне Грозном обратился с открытым письмом к президенту России Дмитрию Медведеву в котором, в частности говорится: «Ни в одной стране мира невозможна безнаказанная клевета на создателя государства, тем более невозможна поддержка такой клеветы в СМИ… Фильм «Царь» не только искажает историческую правду, но и роняет престиж России в глазах всего мира, русский народ выглядит как дикое кровожадное быдло».
Священник Алексий Успенский высказался по поводу фильма. «Можно снять сотню лживых фильмов, но факты упрямая вещь. За почти полвека своего царствования по приказу Царя Иоанна IV казнено порядка пяти тысяч человек, включая уголовных преступников. В Англии первой половины XVI века повешено только за бродяжничество 70 тысяч. Во Франции - всего за три дня без суда и следствия уничтожено 30 тысяч протестантов. А чем похвалиться сегодня России? Оттяпали от себя миллионы квадратных километров с десятками миллионов человек, зато мы теперь независимы. Вымирает коренное население – не беда, у нас толерантность. Инфляция и безработица – зато свободный рынок. Коррупция и преступность – зато нет смертной казни и есть права человека. С армией всё в порядке? Но у нас же нет внешних врагов, и есть много милиционеров. Прибыль и сырьё уходит за границу, но ведь у нас есть «главная ценность» - у нас есть демократия! Вот, примерно, то, чем можно сегодня в России похвастаться» – закончил священник. Кто же замахивается на первого Русского Царя - Помазанника Божия?
В самый разгар финансового кризиса, в условиях уже давно прекратившегося нормального финансирования отечественного кино, два режиссёра одновременно снимают два дорогостоящих фильма о первом Русском Царе.
Первый фильм «Иван Грозный» - режиссёр Андрей Эшпай. Актёр, сыгравший зрелого героя в фильме А.Эшпая – актёр израильского театра «Гешер» Александр Демидов, который по его же словам в 1990 г. уехал в Израиль, там почти сразу познакомился с каббалой и с тех пор серьёзно ею занимается.
Второй фильм П.Лунгина «Царь». Павел Семёнович Лунгин – сын Семёна Львовича Лунгина. Семёе Львович Лунгин – сын старого бундовца, арестованного в 1949 г. и умершего в лефортовской тюрьме, а Семён Лунгин во время послевоенной кампании по борьбе с космополитизмом был вычищен из театра и училища. Сам Павел Лунгин в своё время удостоился похвалы главного раввина хасидов России. В одной из передач на вопрос ведущего Познера: «Если дьявол предложит вам бессмертие, что вы ответите?» Лунгин ответил почти сразу: «К своему стыду я соглашусь».
А вот «лицо» главного идеолога и консультанта фильма А. Дворкина - главного «сектоведа» РПЦ МП!
А.Дворкин родился в Москве. Активно участвовал в движении Хиппи. Был выгнан из столичного пединститута за демонстративное посещение синагоги и открыто исповедуемые им сионистские взгляды. В 1977 г. решил эмигрировать в Израиль, но в Вене был перенацелен на США, чего удостаивались лишь те эмигранты, на которых делался особый расчёт. Женился на американке, получил американское гражданство в 1983 г. Неожиданно решил креститься. В 1988 г. в частном иезуитском университете Нью-Йорка защитил докторскую диссертацию (соответствующую отечественной кандидатской) – «Иван Грозный как религиозный тип». В последнем учебном семестре Дворкина натаскивали в папском униатском колледже «Руссикум» в Риме. Деньги на жизнь зарабатывал сначала журналистом радио «Голос Америки», а затем редактором радио «Свобода». Он освоил ремесло спецпропагандиста и вряд ли смог остаться вне поля зрения ЦРУ. Родная мать бывшего сиониста-эмигранта, а ныне знатного «сектоведа» принадлежит к представителям группы туровских евреев. Время появления его в России далеко не случайно: сразу после истории с ГКЧП. В марте 1992 г. его приняли на работу в Отдел по религиозному образованию и катехизации Московского Патриархата. Можно найти целый ряд негативных высказываний журналистов, профессоров, общественных деятелей по словам которых «Дворкин наносит несомненный ущерб интересам Церкви и православного народа в России» («Русский вестник», 2009, № 25). Русские люди задают вопрос: «Кто такой этот Дворкин?» - Гражданин США(!), не нашедший дураков в России, но обнаруживший их в РФ. Человек с такой биографией и с такими взглядами не может говорить от лица Русской Православной Церкви, ведь ещё Ф.М. Достоевский писал: «Чтобы быть русским историком надо быть, прежде всего, русским». Положительный взгляд на деятельность первого Русского Царя расценивается Дворкиным как сектанство. Однако кому в голову придёт заподозрить в ереси священномученика патриарха Гермогена или нашего современника митрополита Санкт-Петербургского Иоанна или приснопамятного старца Николая Гурьянова, высоко оценивавших личность и деятельность Грозного Царя.
Ложные стереотипы, которыми руководствуются Лунгин, Дворкин и подобные им, появились в отечественной историографии начиная с творений Н.М.Карамзина. Но кто же этот человек? Посвященный масон, вольнодумец, революционер и ненавистник самодержавия – так проявил он себя в общественной жизни того времени. 9 том «Истории государства Российского», возводящий напраслину на Русского Царя оказался неприемлемым для здравомыслящей дореволюционной России. В конце XVIII в. Павел I получил извещение об участии Карамзина в якобинстве. Голенищев-Кутузов писал, что сочинение Николая Михайловича наполнено якобинством, вольнодумством, источает безначалие и безбожие, также он называет Карамзина французским шпионом. Русский историк Н.И.Костомаров не доверял россказням якобинца, особенно в описании кровожадных сцен. Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский без ужаса не мог вспоминать о публичном выступлении Карамзина – чтении им 9 тома, воспринимал читаемое как что-то страшное.
Вспомним факты, свидетельствующие, какой вклад сделал Царь Иоанн IV в становление Русского Государства.
Он был первым Русским Помазанником Божиим, в 1547 году состоялось его венчание на царство, во время которого над Царём совершилось Таинство Миропомазания, дающего правителю благодатные дары Святаго Духа для прохождения Царского служения. Таким образом, после гибели Византии оставался только один оплот Православия, закреплённый властью Помазанника Божия – Россия.
- Присоединение Казани в 1552г. и Астрахани в 1556г..
- Присоединение Сибирского ханжества в 1579 – 1584гг.
- Всероссийское прославление многих местночтимых святых, созыв нескольких церковных соборов, главным из которых был Стоглавый Собор 1551г.
- С 1549 года Иоанн IV провёл ряд реформ, направленных на централизацию государства: Земскую, Губную, почтовую реформы.
- В 1550 году был принят новый судебник, который подтвердил право свободного перехода крестьян.  - В 1549 году был созван первый Земский Собор.
- Знаковая реформа государственной сфрагистики в начале 1560-х годов. С этого момента в России появляется устойчивый тип государственной печати.
- Укрепление армии – создание стрелецкого войска в 1550г. Поголовное вооружение стрельцов огнестрельным оружием ставило их выше пехоты западных государств, где часть пехотинцев (пикинеры) имела только холодное оружие. Следовательно, в образовании пехоты Россия, в лице Царя Иоанна Грозного, намного опередила Западную Европу.
- В 1563 году русские взяли важный стратегический пункт – город Полоцк, что открывало дорогу на Вильну – столицу Литовского княжества. Испуганный успехами Русского оружия крымский хан Девлет – Гирей прекращает военные действия против России и присягает на верность Царю. Благодаря высочайшему мужеству русских войск и лучшим качествам русской дипломатии, Речь Посполитая вынуждена была отказаться от широких планов агрессии и от своих претензий на Псков, Новгород и Смоленск и оставила оккупированные ею Русские города: Великие Луки, Холм, Невель и Велиж.
- Оборонное строительство. Было построено более 150 городов – крепостей.
- К весне 1559 года армия Ливонского ордена была окончательно разгромлена, а сам орден фактически перестал существовать.
- В итоге русско–шведской войны в марте 1557 года в Новгороде было подписано перемирие сроком на 40 лет.
- 1564г. – начало книгопечатания.
- Учреждение Опричнины. Несмотря на свою малочисленность, Опричные Войска сыграли выдающуюся роль в защите Русской земли. Они принимали участие во всех походах Ливонской войны, и часто от их доблести и их решительности зависел исход битвы. Мужественно и стойко защищали они от численно превосходящего противника русские города и крепости, проявляя чудеса героизма.
- Увеличение территории России. Русское государство за время царствования Иоанна IV приросло Казанским, Астраханским, Сибирским царствами, увеличив свою территорию 300 тысяч километров.
- Увеличение численности населения на 30-40%.
Русские люди помнят и знают истинных защитников нашей Святой Православной Веры и Русского Государства, которые словом, молитвой и, когда надо, мечом ограждали Святое Православие и Матушку Русь: св.блгв.кн. Александр Невский и Патриарх Ермоген - от католической экспансии; преп. Иосиф Волоцкий и Геннадий Новгородский - от ереси жидовствующих. По мнению приснопамятного Иоанна, Митрополита Санкт-Петербуржского и Ладожского: «История Святой Руси - есть история борьбы жидовства с Православием». При Иоанне Грозном был запрещён въезд на территорию России еврейских купцов. Когда же в 1550 году польский король Сигизмунд – Август потребовал, чтоб им был дозволен свободный въезд в Россию, Иоанн отказал в таких словах: «В свои государства жидом никак ездити не велети, занеже в своих государства лиха никакого видети не хотим, а хотим того, чтобы Бог дал в моих государствах люди мои были в тишине безо всякого смущенья. И ты бы, брат наш, вперёд о жидех к нам не писал», поскольку они русских людей «от христианства отводили, и отравные зелья в наши земли привозили и пакости многие людям делали».
В действиях таких «деятелей», как Лунгин и Дворкин, русские люди видят прямое проявление борьбы с Православием, Русским Государством, монархической идеей, а это и есть признаки ереси жидовствующих.

0

2

Соглашусь с авторами обращения и как историк, и как просто Русский человек.
Думаю , что и игра актёров была хороша , но вместе с этим мы видим спланированную диверсию направленную на опорочивание Российской истории уже не в первый раз:фильм Адмирал тому пример , и я думаю  что вновь созданному комитету по фальсификации Российской истории будет чем заниматься не одно десятилетие.

А уж лицедействующий священник Охлобыстин ,как бы хорошо я лично,к нему не относился -это вообще нонсенс , и куда глядит РПЦ тоже не совсем ясно и кто благословил сего "батюшку" на сие мероприятие:вопросы,вопросы,вопросы...

Отредактировано Алексъ (2010-01-08 08:31:39)

0

3

Алексъ написал(а):

А уж лицедействующий священник Охлобыстин ,как бы хорошо я лично,к нему не относился -это вообще нонсенс , и куда глядит РПЦ тоже не совсем ясно и кто благословил сего "батюшку" на сие мероприятие:вопросы,вопросы,вопросы...

http://kp.ua/daily/071109/201239/ - вот тут ответы на вопрос почему Охлобыстин продолжает снимться в кино))
А тут - кто разрешил http://www.ntvmir.ntv.ru/pages/rus/tvsc … 214c1e711b
" Разрешение на съемки в фильме Лунгина «Царь» давал ему сам Патриарх."
Охлобыстин - талантливый человек. Жаль было бы его талант потерять))
И вообще, между прочим, Екатерина Васильева тож в монахини ушла. Но также продолжала сниматься в кино.

Отредактировано КатькО (2010-01-08 19:02:07)

0

4

Я не спорю ,что Охлобыстин талантливый актёр и режиссёр ,но предельно старомоден во взглядах на церковное служение и лицедейство ,и коль нынешняя церковь поощряет подобное то мне с ними не по пути и путь моего духовного искательства будет немного длиннее.

0

5

КатькО написал(а):

" Разрешение на съемки в фильме Лунгина «Царь» давал ему сам Патриарх."

Думаю, что если бы оный патриарх увидел, на что разрешение дал, то не возрадовался бы... Дело не в том, кто, кому и чего разрешал, дело в том, что безнаказанно поливается грязью великий Русский деятель и фактический основатель Русского Государства, как независимого субъекта мировой истории... А вообще книгу Манягина "Апология Грозного Царя" не мешало бы прочитать каждому, кто считает себя патриотом России, хотя бы, чтобы понимать, о чем вообще идет речь...

0

6

Глеб, Манягин и его последователи, развеяв одни мифы нагородили другие, выставив Грозного белым и пушистым. Читать стоит, но с осторожностью и критически.

0

7

Давай про мифы подробнее, какой конкретно миф они с последователями придумали? Никто не говорил про пушистость, говорилось, про то, что тогда было время такое, и приводились примеры о казнях в других странах. Так вот на фоне других монархов, Грозный был как раз белый и пушистый... со своими жалкими 5000 казненных как то не тянет на злодея всех времен... вы сами то читали Манягина? Или как при коммунистах? "Пастернака не читал, но знаю, что говно...." Так что давай мифы придуманные Манягиным, первый там, второй, третий....

0

8

Конкретно книгу Манягина не читал. Читал его последователей - книгу Шамбарова и книгу еще одной барышни, оправдывающих Ивана Грозного.
Кое что из мифов разобрано здесь:

К ВОПРОСУ О КАНОНИЗАЦИИ ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО И Г.Е. РАСПУТИНА.
Приложение №4 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви. 3-8 октября 2004 года.
...
В период сталинского правления стали появляться труды историков С.В. Бахрушина, И.И. Смирнова и других, в которых содержалось оправдание террора Ивана Грозного. Впрочем, эти «исследования» осуществлялись по прямому указанию Сталина, не скрывавшего своих симпатий к опричнине; труды же противников идеализации образа царя (С.Б. Веселовский) при жизни Сталина не публиковались. Исторические исследования историков в последние десятилетия существования СССР и в постсоветской России (А.А. Зимин, С.О. Шмидт, Р.Г. Скрынников, Д.Н. Альшиц, В.И. Буганов, Б.Н. Флоря и др.) характеризуются стремлением дать объективную оценку личности Ивана Грозного, основанную на анализе всего комплекса источников и во многом совпадающую с оценкой подавляющего большинства дореволюционных историков. Следует отметить, что в современной научной литературе отсутствуют какие-либо попытки апологии Ивана Грозного и его политики. Ряд исследователей объясняют трагические стороны правления Ивана Грозного душевной болезнью царя - паранойей, манией преследования, комплексом неполноценности и т.п., не отвергая при этом психическую вменяемость Ивана Грозного (Я.А. Чистович, П.И. Ковалевский, Д.М. Глаголев, Р. Хелли, Р. Крамми и др.).
          В печати уже отмечалось, что призыв к канонизации Ивана Грозного представляет собой «ни с чем не сообразное, безграмотное и с исторической, и с богословской точки зрения требование». Сторонники же канонизации Ивана Грозного, в свою очередь, исходят из той посылки, что «трудно найти в истории нашего государства личность более оклеветанную, чем первый русский царь». Авторы, придерживающиеся последней точки зрения, считают, что все источники, в которых первый русский царь изображен злобным душегубом, слишком тенденциозны и ставят целью опорочить светлый облик царя-праведника. Особенно, по их мнению, грешат этим сочинения немцев-опричников, которые, ничего не понимая в русской истории, стремились представить Ивана Грозного в самом невыгодном свете.
          Действительно, история его царствования, несмотря на обилие источников, страдает от недостатка источников объективных. Не лишены тенденциозности сочинения князя Андрея Курбского, в полемическом запале намеренно сгущавшего краски. Сохранившиеся летописные своды времени Ивана Грозного неоднократно подвергались редакторской правке со стороны царя в угоду сложившейся на время правки политической ситуации. К тому же официальное летописание прекратилось в годы опричнины - в 1568 г. Тем не менее многие сообщения немцев-опричников находят соответствие в русских летописях и, по заключению современных историков, изучающих эпоху Ивана Грозного, их не следует игнорировать.
          Пытаясь выдать грозного царя за царя-праведника, сторонники его канонизации пересматривают основные «претензии» к моральному облику государя, полагая их клеветническими измышлениями его недругов, якобы противоречащими сохранившимся источникам: обвинения в убийстве святых митрополита Филиппа и Корнилия Псково-Печерского, а также собственного сына Ивана, многоженство, деспотический образ правления. При этом аргументация сторонников канонизации, как правило, слаба, ссылки на источники вырваны из общего контекста, многие источники, противоречащие апологии Ивана Грозного, либо замалчиваются, либо признаются заведомо сфальсифицированными или ложными, направленными на дискредитацию царственного «праведника». Более того, они вербуют себе очень широкую читательскую аудиторию, публикуя свои измышления в научно-популярных изданиях, рассчитанных на не слишком взыскательного и сведущего в истории читателя, но расходящихся многотысячными тиражами.

          Сторонники канонизации Ивана Грозного отрицают как миф многоженство царя, делая особый акцент на том, что его четвертый брак был разрешен Освященным Собором. При этом совершенно бездоказательно отрицаются факты женитьбы царя на трех последних женах. Аргументация крайне проста: «Жена - это женщина, прошедшая тот или иной официально признанный обряд вступления в брак с мужчиной». То есть, если обряда не было, не было и брака, а там, где нет брака (если следовать предлагаемой логике), нет и прелюбодеяния. Однако с точки зрения элементарных начал христианской нравственности поведение царя в его брачной жизни было более чем предосудительным. «Умершей убо царице Анастасии, - отмечал летописец - нача царь яр быти и прелюбодейственен зело». О склонности царя к прелюбодеянию сообщает и А.Шлихтинг. После смерти второй жены, Марии Темрюковны, Иван Грозный венчался с Марфой Собакиной, через несколько месяцев после ее кончины - с Анной Колтовской. При этом церковный собор 1572 г., разрешив четвертый брак царя, наложил на него строгую епитимью – «запрет молиться в храме и приобщаться Святых Христовых Таин». Хотя епитимия налагалась на трехлетний срок, запрет на принятие Святых Тайн действовал до конца жизни царя. Митрополит Макарий (Булгаков) следующим образом описывал дальнейшую историю многоженства Ивана Грозного. «...Прошло два-три года, и царь развелся со своею четвертою женою, отпустив ее в монастырь, а сам женился на пятой жене (около 1575 г.) и вскоре потом на шестой и на седьмой (в сентябре 1580 г.), и все это делал без всякого разрешения со стороны церковной власти, и не считал нужным даже просить у нее прощения и молитв, как просил по вступлении в четвертый брак».
          При низложении святителя Филиппа с митрополичьего престола Иван Грозный допустил, по словам Р. Г. Скрынникова, «вопиющее нарушение традиций», организовав розыск о «преступлениях» святителя. И хотя это должно было находиться в компетенции епископского суда, выводы светской комиссии впервые в истории России стали основой для низложения главы Церкви. Следует особо подчеркнуть, что факты комиссией были сфальсифицированы, а на суде выступали лжесвидетели.
          Не будем останавливаться на подробностях, был ли святитель Филипп убит по царскому приказу, или же «доблестный вожак опричников» и «крупный русский военачальник», как называют его сторонники канонизации Ивана Грозного, Малюта Скуратов действовал по собственной инициативе. Последнее, исходя из характера эпохи, оказывается просто немыслимым: не мог приближенный царя решиться на убийство церковного иерарха такого сана без высочайшего одобрения. Обратим внимание прежде всего на другое обстоятельство, проявившееся в толковании сторонниками канонизации Ивана Грозного истории его взаимоотношений со священномучеником митрополитом Филиппом. Пренебрегая традицией изображения этой истории, сложившейся в русской церковной и светской исторических науках, сторонники канонизации Ивана Грозного игнорируют и агиографическую традицию, которая сформировалась в Русской Православной Церкви даже в тех случаях, когда речь идет о житиях, которые были написаны или отредактированы канонизованными Церковью агиографами. А между тем житие св. митрополита Филиппа в редакции одного из самых авторитетных и для своего времени весьма критичного св. Димитрия Ростовского содержит в себе вполне определенный рассказ о мученической смерти святителя Филиппа в результате организованной Иваном Грозным расправы. «...Когда зверства опричников достигли крайнего предела, то блаженный Филипп стал умолять царя прекратить неистовства опричников и обличал самого царя за его казни. Тогда царь пришел в сильный гнев на святого, угрожая ему муками и ссылкою... Царь же не хотел просто низвергнуть Филиппа с митрополичьего престола. Через некоторое время, по доносу лживых свидетелей, он послал в Соловки Суздальского епископа Пафнутия и князя Василия Темкина расследовать, какова же была прежняя жизнь Филиппа. Достигнув Соловецкого монастыря, посланные стали стараться действовать так, чтобы угодить царю... Прибывшие из Соловок клеветники представили царю свитки, в которых были написаны их лжесвидетельства. Царь, услышав о письменных свидетельствах против Филиппа, угодных ему, повелел во всеуслышание прочесть их, после чего лжесвидетели начали словесно клеветать на святителя... когда святой митрополит Филипп священнодействовал в Успенском соборе, царь послал туда боярина своего Алексея Басманова с большим числом опричников. Вошедши в собор, Басманов приказал вслух всего народа прочитать судебный приговор о низложении митрополита. Потом опричники бросились на святого, как дикие звери, совлекли с него святительское облачение, одели его в простую, разодранную монашескую одежду, с позором выгнали из церкви и, посадив на дровни, повезли в Богоявленский монастырь, осыпая бранью и побоями. Потом, по воле царя, Филипп был сослан в Тверской Отрочь монастырь, причем святой много зла претерпел от приставников... Не довольствуясь тем, что терпел святой Филипп, царь подверг пыткам и казням служивших ему детей боярских; из родственников его Колычевых умерщвлены один за другим десять человек. Голову одного из них, Ивана Колычева, особенно любимого святителем, царь прислал последнему в темницу... Прошло около года, как святой находился в заточении, удручаемый от приставников различного рода скорбями. В это время царь, путешествуя в Новгород и приближаясь к Твери, вспомнил о святом Филиппе и послал к нему... Малюту Скуратова... Вошедши в келлию святого Филиппа, Малюта Скуратов... сказал: «Владыко святый, дай благословение царю идти на великий Новгород». Но святой отвечал Малюте: «Делай, что хочешь, но дара Божия не получают обманом». Тогда бессердечный злодей задушил праведника подушкою».

          Независимо от того, был или не был преподобный Корнилий Псково-Печерский казнен лично Иваном Грозным, его имя было записано в царском Синодике опальным, а это значит, что царь брал на себя вину и ответственность за смерть преподобномученика. Нелепым выглядит стремление сторонников канонизации Ивана Грозного отрицать эти зверства тем, что в синодики «для поминовения православные христиане записывают также имена тех, чья память им дорога» (В.Манягин). Это утверждение вряд ли основано на объективном взгляде на сохранившиеся источники. Имя преп. Корнилия Псково-Печерского оказалось именно в Синодике опальных среди почти трех тысяч имен погубленных в годы опричного террора людей: «Сих опальных людей поминати по грамоте цареве... Изо Пскова: Печерского монастыря игумена архимандрита Корнилия...». Поэтому о поминовении памяти дорогого для Ивана Грозного человека речи здесь быть не может. И это не единственные жертвы среди священнослужителей. В годы опричного террора был арестован и сослан в Хутынский монастырь архимандрит Троице-Сергиева монастыря Памва, казнены архимандрит Солотчинского монастыря (имя не сохранилось), архимандрит Печерского Вознесенского монастыря в Нижнем Новгороде Митрофан.
          Православная Церковь устами свт. Филиппа и свв. Николы и Василия Блаженного, Христа ради юродивых, неоднократно осуждала царя за кровавые жертвы. Именно вмешательство Христа ради юродивого Николы спасло Псков от опричного разгрома, а казни невинных новгородцев были остановлены благодаря св. Василию Блаженному.
          Опричнина сторонниками канонизации Ивана Грозного замалчивается, а число казненных объявляется небольшим. Действительно, при населении тогдашней России в 6-8 млн. человек общее число казненных в годы опричнины, включенных в царский Синодик, не превышает 4 тыс. человек, но список этот признается исследователями далеко не полным - Синодик не учел умерших в тюрьмах и ссылке. При этом сторонники канонизации оправдывают массовые убийства и казни и даже считают их необходимыми, объясняя их борьбой царя с «государственными изменниками». Скрупулезное исследование Р.Г. Скрынникова показало, что большинство обвинений было надуманным или не имело под собой твердых доказательств. Между тем при прямом попустительстве со стороны Ивана Грозного было казнено не только множество светских лиц, но и священнослужителей, чем-либо не угодивших царю. Сторонники канонизации Ивана Грозного замалчивают опричный поход на Новгород, а именно во время него, по мнению Р.Г. Скрынникова, основанному на анализе источников, было уничтожено не менее двух тысяч новгородцев, была разорена Тверь, причем было казнено не менее 9 тыс. человек. При этом зверства опричников напрямую поощрялись самим царем.
          Кончина Ивана Грозного также не может считаться кончиной христианина-праведника, о чем умалчивают сторонники его канонизации. Так, крупнейший памятник русского летописания XVII в. «Летописец Новый», составленный около 1630 г., но основанный на более ранних источниках, сообщает о восприятии Иваном Грозным кометы как знамения собственной смерти, что выдает в царе человека суеверного. По свидетельству английского посланника Джерома Горсея, получавшего информацию из ближайшего окружения царя, как человек суеверный, Иван Грозный перед смертью заставил привезти в Москву большое количество ворожей и волхвов, чтобы те предсказали ему день кончины. Умер же Иван Грозный за игрой в шахматы, так что чин пострижения в схиму совершался, вероятно, уже над бездыханным трупом, что также не соответствует облику праведника.

          Конкретных свидетельств посмертного почитания Ивана Грозного как святого не существует. Составленная в конце XVII в. «Книга, глаголемая о русских святых» среди имен московских правителей, канонизированных как общерусских или местночтимых святых, не называет Ивана Грозного. Ссылка сторонников его канонизации на то, что в росписях Грановитой палаты Московского Кремля царь изображен с нимбом, некорректна. Некорректен и вывод, делаемый на основе этого единственного(!) изображения: «Иоанн Грозный официально в либеральном XIX в. был признан местночтимым святым... А это значит, что с тех самых пор жители города Москвы... почитают его как заступника и великого воина за Русскую землю, заслуги и подвиги которого во много раз превысили совершенные им грехи».
          Что касается изображения Ивана Грозного с нимбом и подписью «благоверный царь», то в нем отсутствует необходимое в этом случае дополнение: «святой». Так, фрески Архангельского собора Московского Кремля изображают всех погребенных в нем до 1508 г. великих князей с нимбами, а все надгробные эпитафии - от Великого князя Ивана Калиты до царевича Александра Петровича - содержат титул «благоверный». При этом далеко не все погребенные благоверные князья и цари прославлены Русской Церковью. Подобные особенности титулатуры объясняются не только требованиями этикета того времени, но и тем обстоятельством, что на Руси понятие «благоверный», заимствованное из титулатуры византийских императоров, являлось частью прижизненного царского титула, начиная с Ивана Грозного, и было вполне естественным в эпоху первых Романовых. До принятия императорского титула оно входило и в титулатуру Петра I, которого никак нельзя причислить к прославляемым Церковью праведникам.
          Как кажется, решающим доказательством против посмертного почитания грозного царя как святого являются знаменитые парсуны Ивана Грозного, его сына, Федора Иоанновича, и М.В. Скопина-Шуйского, выполненные в конце XVI - начале XVII в. и первоначально находившиеся над их гробницами в алтаре Архангельского собора. Из всех троих только Федор Иоаннович изображен с нимбом.
          Многое, сделанное Иваном Грозным для Российского государства, вряд ли может быть оспорено. Однако реальным итогом его правления стало истребление складывавшейся со времен Ивана Калиты военной и политической элиты («обнаглевшего боярства», по выражению одного из сторонников канонизации царя), что неизбежно привело к гражданской войне конца XVI - начала XVII в., причем ее скрытый этап - борьба боярских группировок, возвысившихся в правление Грозного, за власть - начался сразу же после его кончины, став прелюдией Смутного времени. Вопреки мнению сторонников канонизации, он не «оставил своим наследникам мощного государства и боеспособной армии». Страна была разорена многолетней Ливонской войной, опричным террором и стояла на пороге гражданской войны.
          Общие итоги разнузданно-громогласной по форме и совершенно не вразумительной по существу кампании в поддержку канонизации царя Ивана Грозного могут быть сведены к нескольким вполне определенным выводам.
          Во-первых, сторонникам канонизации не удалось представить ни одного нового исторического источника, который не был бы известен современной науке и опираясь на который можно было бы поставить под сомнение сложившуюся в церковной и светской исторических науках традицию в целом отрицательного изображения царствования и личности Ивана Грозного.
          Во-вторых, в среде почитателей Ивана Грозного не появилось ни одного исследования, которое могло бы опровергнуть наличие традиционно инкриминировавшихся Ивану Грозному в исторической науке и церковном предании исторических преступлений и нравственных пороков. В данном случае прежде всего имеются в виду многотысячные и чаще всего безвинные жертвы опричного террора, разрушавшая страну внутренняя (опричный передел земли) и внешняя (Ливонская война) политика второй половины его царствования, гонения и убийства, в том числе и канонизированных как мучеников служителей Русской Православной Церкви, убийство собственного сына, неоднократно выражавшееся в его сочинениях, ложное с церковно-богословской точки зрения, понимание значения царя в церковной жизни, многоженство, в результате которого последние десять лет своей жизни царь был отлучен от причастия Святых Христовых Таин.
          В-третьих, сторонники канонизации Ивана Грозного, часто не понимающие разницы между православным церковным вероучением, основывающимся на Божественном Откровении, и государственно-политической тоталитарной идеологией, произрастающей из человеческого мифотворчества, навязывают русскому церковному народу миф о святом царе, ставшем жертвой невиданного в мировой истории четырехвекового «клеветнического заговора». При этом участниками «заговора» наряду с папским легатом А.Поссевино, английским посланником Дж. Горсеем, немцем-опричником А.Шлихтингом оказываются и русские летописцы, и агиографы, включая св. Димитрия Ростовского, и опиравшиеся на них в своих исследованиях то ли по недомыслию, то ли по злокозненности русские церковные (митрополит Макарий (Булгаков), А.П. Доброклонский, А.В. Карташев), дореволюционные гражданские (Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов) и советские (С.Б. Веселовский, А.А. Зимин, С.О. Шмидт, Р.Г. Скрынников) историки. В то же время «разоблачителями» четырехвекового «клеветнического заговора» становятся наряду с немногочисленными выполнявшими социальный заказ ВКП (б) сталинскими историками (С.В. Бахрушин, И.И. Смирнов), которые, впрочем, не доходили в своей апологии Ивана Грозного до объявления его святым, псевдоцерковные журналисты и публицисты, возглавляемые К.Душеновым и обосновывающие свои «открытия» авторитетом покойного митрополита Иоанна (Снычева), никогда не являвшегося специалистом в области русской истории ХVI века.
          В-четвертых, почитателям Ивана Грозного не только не удалось найти в Русской Церкви «прикровенно» совершившейся канонизации «оклеветанного» царя, но и обнаружить достоверные свидетельства его почитании как святого в русском церковном народе, для которого веками царь Иван Грозный оставался отнюдь не святым подвижником благочестия, а всего лишь грозным царем.
...

0

9

свидетельство князя Катырева-Ростовского:
портрет Ивана Грозного: «Царь Иван образом нелепым, очи имея серы, нос протягновен и покляп; возрастом велик бяше, сухо тело имея, плещи имея высоки, груди широкы, мышцы толсты, муж чюдного разсуждения, в науке книжного поучения доволен и многоречив зело, ко ополчению дерзостен и за свое отечество стоятелен. На рабы своя, от бога данныя ему, жестокосерд вельми, и на пролитие крови на убиение дерзостен и неумолим; множество народу от мала и до велика при царстве своем погуби, и многие грады своя поплени, и многие святительские чины заточи и смертию немилостивою погуби, и иная многая содея над рабы своими, жен и девиц блудом оскверни. Той же царь Иван многая благая сотвори, воинство велми любяща и требующая ими от сокровища своего неоскудно подаваше. Таков бо бе царь Иван».
http://www.biografia.ru/cgi-bin/quotes. … e=idlit08c

ну собственно Иван Грозный о себе:
Духовная царя и великаго князя Иоанна Васильевича, самодержца всероссийскаго.

"Во имя отца, и сына, и святаго духа, святыя и живоначальныя троицы, и ныне, и присно, и во веки веков, аминь, и по благословению отца нашего Антония, митрополита всея России, се аз, многогрешный и худый раб божий Иоанн, пишу сие исповедание своим целым разумом. Но понеже разума нищетою содержим есмь, и от убогаго дому ума моего не могох представити трапезы, пищи ангельских словес исполнены понеже ум убо острюпись, тело изнеможе, болезнует дух, струпи телесна и душевна умножишася, и не сущу врачу, исцеляющему мя, ждах, иже со мною поскорбит, и не бе, утешающих не обретох, воздаша ми злая возблагая, и ненависть за возлюбление мое. Душею убо осквернен есмь и телом окалях. Яко же убо от Иерусалима божественных заповедей и ко ерихонским страстем пришед, и житейских ради подвиг прелстихся мира сего мимотекущею красотою; яко же к мирным гражданам привед, и багряницею светлости и златоблещанием предахся умом, и в разбойники впадох мысленныя и чувственныя, помыслом и делом; усынения благодати совлечен бых одеяния, и ранами исполумертв оставлен, но паче нежели возмнитися видящым, но аще и жив, но богу скаредными своими делы паче мертвеца смраднеиший и гнуснеиший, его же иереи видев, не внят, Левит и той возгнушався, премину мне. Понеже от Адама и до сего дни всех преминух в беззакониях согрешивших, сего ради всеми ненавидим есмь, Каиново убийство прешед, Ламеху уподобихся, первому убийце, Исаву последовах скверным невоздержанием, Рувиму уподобихся, осквернившему отче ложе, несытства и иным многим яростию и гневом невоздержания. И понеже быти уму зря бога и царя страстем, аз разумом растленен бых, и скотен умом и проразумеванием, понеже убо самую главу оскверних желанием и мыслию неподобных дел, уста разсуждением убийства, и блуда, и всякаго злаго делания, язык срамословия, и сквернословия, и гнева, и ярости, и невоздержания всякаго неподобнаго дела, выя и перси гордости и чаяния высокоглаголиваго разума, руце осязания неподобных, и грабления несытно, и продерзания, и убийства внутрення, ея же помыслы всякими скверными и неподобными оскверних, объядении и пиянствы, чресла чрезъестественная блужения, и неподобнаго воздержания и опоясания на всяко дело зло, нозе течением быстрейших ко всякому делу злу, и сквернодеяниа, и убивства, и граблением несытнаго богатства, и иных неподобных глумлений... "
http://www.hrono.info/dokum/1500dok/1572ivan.html

и еще одно любопытное место из переписки Грозного с Курбским:
" А еже убо речеши, яко «ратных ради отлучений, мало зрех рождыния тя, и жены своея, отлучения ради, не познах, и отечество оставлях, по всегда в дальних и окольных градех наших против врагов наших ополчахся, претерпевал еси естественные болезни, и ранами учащен еси от варварских рук и различных браней, и сокрушено уже ранами все тело имеешь», и сия тебе вся сотворишася тогда, егда вы с попом и Алексеем владеете. И аще не годно, почто тако творили есте? Аще же творили есте, то почто, сами своею властию сотворив, на нас словеса воскладаете? "
http://www.infoliolib.info/rlit/drl/grozny.html#g1
в Переводе "А что ты «мало видел свою родительницу и мало знал жену, покидал отечество и вечно находился в походе против врагов в дальноконных городах, страдал от болезни и много ран получил от варварских рук в боях и все тело твое изранено», то ведь все это происходило тогда, когда господствовали вы с попом и Алексеем [16] . Если вам это не нравилось, зачем вы так делали?"
http://www.infoliolib.info/rlit/drl/grozny.html#g1p
То есть царь утверждает, что до падения Избранной Рады фактически правила она. Получается тогда, что и Судебник 1550 года и прочие реформы, славящиеся в заслугу Ивану IV, результат деятельности не его, а Избранной Рады Сильвестра с Адашевым.

0

10

marquis написал(а):

Конкретно книгу Манягина не читал.

О как... не читал, но точно уверен что

marquis написал(а):

Глеб, Манягин и его последователи, развеяв одни мифы нагородили другие, выставив Грозного белым и пушистым. Читать стоит, но с осторожностью и критически.

Интересно, как можно не прочитав собственно источника, говорить о том, как оный источник следует читать? А также как можно говорить о мифах придуманных автором, предварительно не ознакомившись с его творением? А кстати, разве Шамбаров и прочие говорили где бы то ни было, что они последователи Манягина? Вот бы они удивились узнав об этом. Т.е. все таки "Пастернака не читал...", а напрасно, коли читал бы, то не цитировал бы столько глупостей, которые подробно разобраны у Манягина и доказана лживость написанного Горсеями, ростовскими и прочими шлихтами... Они кстати еще много чего о России писали, только Ключевский с Карамзиным постеснялись остальные их писания цитировать, потому как явное вранье... Зато многие другие источники процитировать не сочли нужным, в тех источниках, которых кстати гораздо больше, Грозный как раз таки вовсе не такой кровавый и тиранистый, а также прелюбодеятельный... Все приведенное тобой, у Манягина разбирается и опровергается, цитировать здесть страницами не стану, купи книжку и почитай. Хочу только поинтересоваться, если Грозный духовенство душил, и вообще вертел им как хотел, вся страна ему слово поперек сказать боялась, то как было возможно вот это:

marquis написал(а):

При этом церковный собор 1572 г., разрешив четвертый брак царя, наложил на него строгую епитимью – «запрет молиться в храме и приобщаться Святых Христовых Таин». Хотя епитимия налагалась на трехлетний срок, запрет на принятие Святых Тайн действовал до конца жизни царя.

Я понимаю, как аглицкий король того времени просто сказал, что церковь это он и есть, а очередную надоевшую жену просто отправлял на виселицу, с предыдущим получасовым потрошением (это называлось правильная казнь) и парламент с церковью утирались и голосовали "за" - мог называться тираном и прелюбодеем. А вот как с этим ассоциируется Грозный в свете вашей же цитаты? Ничего себе тиран, которого его же подданниые отлучают от чего хотят и запрещают чего нито, самому то не странно? Что же касается того, что Грозный говорил о себе, то вы просто не понимаете внутренний мир настоящего христианина... Убить в себе гордыню, чтобы стяжать царствие Божие... Впрочем это уже теология... Не будем его (внутреннего мира то есть) касаться, тем более, что греховны даже мысли...

Думается, что прежде чем строить предположения, надо все таки ознакомиться с альтернативной точкой зрения, а потом уж... Потому как очень может статься, что после ознакомления и вопросов не останется...

Отредактировано Глеб (2010-01-12 21:19:48)

+1

11

Глеб, Манягина давно уж разобрали люди, более сведующие в истории 16 века чем я,
вот почитай: http://nemnonov.com.ru/book_4/ivan.htm

приведу отрывок для примера

Новгород

Наконец, в январе 1570 года царь вошел в Новгород.

По Манягину, «истинные подробности января 1570 года можно было бы узнать из дела по новгородской измене… но оно не уцелело и исчезло в XIX веке» (снова слышится намек на вражеские происки).   Пусть утешится Манягин – не все исчезло! Уцелели летописцы – новгородский, псковский, два соловецких, Пискаревский и т.д. Есть «Новости» очевидца событий Шлихтинга,   слуги личного врача Ивана Грозного, да много чего есть. А главное – есть тот самый «единственно достоверный документ», синодик опальных, составленный дьяками в Александровой Слободе на основе всех следственных дел, в том числе и новгородского. Есть безымянный «летучий немецкий листок» 1572 года, в 1576 он был отпечатан типографским способом. Эти источники различаются лишь количеством жертв, а в описании событий сходятся.

В вопросе о численности карательной рати Царя разброс мнений   достигает двадцатикратного размера, от полутора до тридцати тысяч. Манягин придерживается, естественно, полутора тысяч опричников,   не замечая, что и это в XVI веке – огромные силы, если речь не идет о внешней войне. Полторы тысячи профессионалов против мужиков – более чем достаточно. В XVIII веке подполковник Михельсон разгромил тридцатитысячную армию Пугачева, имея всего тысячу солдат. Даже если принять Манягинские полторы тысячи, эту цифру надо как минимум утроить – обоз, повара, слуги и.т.д. – все-таки, царь едет! Это если принять Манягинскую цифру.

            Ни один историк не согласен с ней, ее легко опровергнуть, но сейчас речь не об этом. Обреченный на разгром Новгород обязан был обеспечить всей царской свите «корма».   Только в Демянском стане, на пути возможного следования (еще не было известно, пойдет или нет!) царского отряда новгородцами было заготовлено «царских кормов»: 115 овец, 5 телок, 400 кур, 50 гусей, 10 уток, 2000 яиц, 5 пудов коровьего масла и т.д., и. т.д. Для   лошадей царского отряда заготовили   1000 телег соломы, 600 телег сена, 600 четвертей (мешков) овса и т.д. [5]

А между тем, город вымирал от голода.   

Не от чумы, как утверждает Манягин. Он пишет в своей «Апологии»:               

«Но, может, все же правы те, кто сообщает о десятках тысяч "жертв царской тирании"? Ведь дыма без огня не бывает? Не зря же пишут о 5000 разоренных дворах из 6000 имевшихся в Новгороде, о 10.000 трупов, поднятых в августе 1570 года из братской могилы близ Рождественского храма? О запустении Новгородских земель к концу XVI века?

Все эти факты объяснимы и без дополнительных натяжек. В 1569-1571 гг. на Россию обрушилась чума. Особенно пострадали западные и северо-западные районы, в том числе и Новгород. От заразы погибли около 300.000 граждан России. В самой Москве в 1569 г . гибло по 600 человек в день - столько же, сколько, якобы, ежедневно казнил в Новгороде Грозный. Жертвы чумы и легли в "скудельницу" у новгородского Рождественского храма» [6] .   

Получается, что Иван Грозный с опричниками въехал в зачумленный город! Ладно, бывает. Наполеон, например, пожимал руки заболевшим чумой солдатам. Однако читаем дальше:

«Погибших свозили в братскую могилу все лето, но только в августе их отпели. Значит, сначала «жертв опричного режима» искали по окрестностям,   свозили к могильнику, не отпевая, хоронили, а через 7 месяцев решили поправить ошибку и отпеть? Совершенно не в духе времени. Зато, если это были жертвы чумы, все становится на свои места. Умерших от «черной смерти», как это часто бывало в средневековых городах, хоронили быстро, стараясь поскорее избавиться от зараженного тела» [7] .

Итак, люди свозили чумные трупы к могильнику ВСЕ ЛЕТО,   причем не только из самого Новгорода, но и из окрестностей? Совершенно в духе времени!   Нет, гн. Манягин, чумные трупы сжигали. Иногда – вместе с домами, причем не дожидаясь, пока трупы   окончательно станут трупами. Если клали в скудельницы (братские могилы), то никуда не возили, клали на месте, используя удобные места – ямы, овраги.   Перемещения, мягко говоря, не поощрялись - карантинные отряды уничтожали всех, кто стремился выехать из зачумленного города. Впрочем, гак говориться, «возможны варианты». Одного во время и после чумы не делали никогда, нигде и ни при каких условиях: ЗАЧУМЛЕННЫХ МОГИЛ НЕ ВСКРЫВАЛИ!   Пусть даже и с благородной целью посчитать и отпеть покойников. Вместо этого несчастные новгородцы делали совсем другие вещи: «В дни опричного погрома Новгорода голодающие горожане в глухие зимние ночи крали тела убитых людей и питались ими, иногда солили человеческое   мясо в бочках…»[9].

http://nemnonov.com.ru/book_4/7.htm

0

12

Мда, у тебя похоже вообще не критическое отношение к тексту... Сами то не видите передергиваний?

marquis написал(а):

Одного во время и после чумы не делали никогда, нигде и ни при каких условиях: ЗАЧУМЛЕННЫХ МОГИЛ НЕ ВСКРЫВАЛИ!

А Манягин и не говорит, что их вскрывали, он говорит, что так говорил... Костомаров, только в цитату это почему то не включено. Так что кого опровергает автор не ясно.

marquis написал(а):

Получается, что Иван Грозный с опричниками въехал в зачумленный город!

Не получается, чума пришла в Россию в 1569г., а в Новгород она когда пожаловала?

marquis написал(а):

Итак, люди свозили чумные трупы к могильнику ВСЕ ЛЕТО,   причем не только из самого Новгорода, но и из окрестностей?

Да не говорит он, что их свозили из окрестностей! Он говорит

marquis написал(а):

Умерших от «черной смерти», как это часто бывало в средневековых городах, хоронили быстро, стараясь поскорее избавиться от зараженного тела

- снова передергивание. Рекомендую книгу "Манипуляция сознанием" автор С. Кара-Мурза. Причем комментируются выдранные из контекста фразы, тогда как в контексте они имеют совсем другой смысл.

Особо понравилось вот это

marquis написал(а):

Пусть утешится Манягин – не все исчезло! Уцелели летописцы – новгородский, псковский, два соловецких, Пискаревский и т.д. Есть «Новости» очевидца событий Шлихтинга, слуги личного врача Ивана Грозного, да много чего есть.

Известный старый прием, перечислить источники, сказав, что они якобы уцелели (хотя речь о летописцах, что не совсем понятно) но не сказать что же в тех источниках написано, таким образом читающий считает, что конечно же там содержится информация подтверждающая слова автора, а на деле там может быть, все что угодно... и кстати с таким же успехом, он мог добавить и голопуповскую летопись  :D  как бы вы проверили была такая или нет? У Манягина вот все четко, ссылки, где лежит, что да чего, обстоятельно, а тут не пойми чего...
А уж вот это -

marquis написал(а):

Есть безымянный «летучий немецкий листок» 1572 года, в 1576 он был отпечатан типографским способом.

просто ни в какие ворота, а давайте историю ВОВ изучать по сводкам доктора Геббельса? Как вам предложение? Однако изучать Грозного по ливонским данным, коих ливонцев Грозный колотил смертным боем, вы почему то считаете возможным, и считаете этот источник, заслуживающим доверия?  :D  Ну-ну... Можно подробно разобрать, данный текст, но стоит ли? Вы тут же пришлете новый опус и мне придется разбирать очередное вранье. Нет уж, коли не хотите читать предложенный источник, а желаете Русского Царя - основателя Государства считать сумасшедшим садистом, Бога ради, считайте, собственно разговаривать то больше и не о чем, потому как ознакомившись лишь с одной точкой зрения, причем предвзятой, нельзя судить о
чем либо... И напоследок... а вы уверены, что

marquis написал(а):

Нет, гн. Манягин, чумные трупы сжигали. Иногда – вместе с домами, причем не дожидаясь, пока трупы   окончательно станут трупами.

и это пишет православный священник? что в то время в России сжигали живых людей больных чумой прямо в их домах? А ведь быть такого не могло в принципе. И трупы в то время тоже не сжигали, не принято было во первых, и не понимали как вообще чума распространяется во вторых - т.е. здесь автор предложенной вами ссылки, ЯВНО И НАГЛО ВРЕТ!!! Не те вы источники читаете, не те...

0

13

Глеб, Глеб Лексеич, тут такое дело... Как учат историка? Историка учат не только запоминать факты, события и даты, но и такой науке, как источниковедение. Но, в последнее время, такой "фигней" не заморачиваются. Тем более люди, которые историей занимаются непрофессионально.
Плюс к тому, к стандартному делению на западников, славянофилов и прочих почвенников добавилось еще множество. Сейчас всяк найдет в истории, тем более русской, то, что ему захочется увидеть. Разбирать личность Иоанна Васильевича, который IV, суть дело неблагодарное. Мы в истории 60-летней давности путаемся так, что мама не горюй. Чего уж говорить о "преданьях старины глубокой".
Господам спорщикам,  к любому тексту надо подходить критически, ведь никто не даст гарантии, что таже новгородская или псковская летопись не были созданы: а) позже, чем считается; б) за некоторое количество монгольских тугриков или иного тогдашнего аналога свободноконвертируемой валюты; в) или тупо за летописцами не стоял гридь-чекист с мечом-кладенцом-товарищем маузером.
Далее, более всего меня радуют эпитеты - больной, шизофреник и т.п. Во-первых, дорогие мои доморощенные психологи и прочие зигмунды фрейды, как-то забываете о такой фигне, как отсутствие в психологии такого понятия, как "норма" вообще. Во-вторых, кто и кого освидетельствовал??? Сдается мне, что знаменитых "Серпов" тогда не было, да и психоанализ появился слегка попозже. Также, как и судебная психиатрия. Еще я, уважаемые мои психологи (Глеб Лексеич это не к Вам), искренне рекомендую получить (хотя бы заочно) юридическое образование. Приват-доцентов из нас не выдет, хотя кто Вас знает? Из меня убогого - точно, а у нашей замечательной молодежи еще все впереди. Есть такой момент, видите ли в чем дело, Иоанн Васильевич мог быть трижды шизофреником, страдать маниакально-депрессивным синдромом и прочая, и прочая, и прочая... НО это могло никак не отразиться на его деяниях. Объяснять хитрости юриспруденции - увольте, просто поверьте человеку с дипломом с отличием, коего приглашали в аспирантуру.
Далее, господа-критики, я уже задолбался говорить об этом на одном форуме... Видимо придется и на этом... При оценке деяний той или иной исторической личности, будь это полководец, политик или кто-либо иной вплоть до последней шлюхи, а в первых двух случаях  - тем паче, никоим образом нельзя строить свои умозаключения с точки зрения Веры, Идеи (что суть одно и тоже) и т.п. категорий. А тем более использовать современные мерила общегуманойдных ценностей. Иначе рискуете прослыть и остаться дурочками, эдакими гимназистками-идиоточками или долбанутыми бестужевками.
1) Для оценки события выясняем два основных момента: Qui prodest? Qui bono? Т.е. кому выгодно и кто чего поимел.
2) Находим первопричину - и тут никакой, мать ее через три коромысла, мистики или конспирологии и, Боже упаси, этики или эстэтики. Политики всегда и во все времена ПРАГМАТИЧНЫ. И не считайте себя умней других - это верный шаг к поражению или, как минимум, неверной оценке.
3) Выясняем следующие моменты: а) Политическое и экономическое положение, б) нужды (см. п.1 с поправкой на  "а чего он хотел добиться?" ), в) существующие на тот момент порядки и нравы. Отличный пример - Синяя Борода.
4) Оценивать то или иное событие, деяние или личность можно сугубо в контексте существующих на тот период моментов, что выяснили в п.3
5) Собственно выводы и оценка.
И поменьше конспирологии, и поменьше эмоций, и поменьше собственных представлений о добре и зле.
Все остальное оставьте институткам. И помнить князя Кропоткина: "Власть доверять можно разве что ангелам, и то через неделю у них рога вырастут". Если мне не изменяет память с кем попало это его максима. Если не его, то Бакунина. Тоже неглупый был мужчина, хотя и не из Рюриковичей, как Кропоткин.

С уважением, Роман.

+1

14

Глеб написал(а):

Известный старый прием, перечислить источники, сказав, что они якобы уцелели (хотя речь о летописцах, что не совсем понятно) но не сказать что же в тех источниках написано, таким образом читающий считает, что конечно же там содержится информация подтверждающая слова автора, а на деле там может быть, все что угодно...

Летописец - это не только человек, пишуший летопись, но и разновидность летописи (облегченный вариант так сказать)

Особой ценностью обладают региональные   краткие летописи – так называемые «летописцы»,   –   они не связаны официальной традицией, несут на себе яркий отпечаток личности автора. Цифры, даты в них не всегда отличаются   точностью, но в описании событий высвечиваются неожиданно яркие детали, - детали, которые невозможно выдумать. Если такую подробность проверить по другим, независимым источникам, можно смело делать вывод: событие имело место. К таким источникам относятся, прежде всего, часто цитируемые   в нашей работе

Подробней об источниках по Ивану IV http://nemnonov.com.ru/book_4/2.htm
Что до исторических источников вообще, то есть целая наука - источниковедение, которая описывает правила проверки подлинности текста, установление времени создания, достоверности сведений. Достоверными считаются лишь факты, установленными по нескольким источникам. И полагать что все историки начиная с Карамзина тупо повторяют выдумки о Грозном Таубе или Шлихтинга по меньшей мере наивно.
Беда истории в том что правильность какой-либо концепции очевидна лишь для профессионалов, в то время как в достижениях физиков или химиков мы можем удостовериться на практике. В результате практически любой маломальски образованный человек может сваять книжку доказывающую самую экстравагантуню версию. Примеры тому Фоменко и Суворов.
Так вот никто из серьзеных историков апологетов Грозного не поддерживает. Хотя ведь какой повод для диссертации - выяснить новые факты о Иване IV. Так нет, все кто серьезно занимался проблемой почему-то подтвердили сложившуюся точку зрения, даже Сталин не смог этого изменить. Если хочется считать всех русских историков тайным орденом либерастов-фальсификаторов - ваше право.
Тем кто хочет немного разобраться в сути вопрос советую сходить по ссылке и почитать. Кто хочет глубоко разобраться - берите Скрынникова, Кобрина, Веселовского и первоисточники.
Разводить тут спор считаю бессмысленным так как все равно как всегда каждый останется при своем мнении.

0

15

marquis, история всегда кому-либо служит. Это к слову об апологетах. Да и оценивать надо события и факты. А не их оценки. А есть сомнения в каких-либо фактах - то не стоит их брать в расчет.
А вот то, что спор разводить безсмыслено, и каждый останется при своем мнении - полностью поддерживаю.

А насчет Ионна IV - невозможно оценить однозначно - все было и плохое и хорошее.

0

16

Не хотел, но все же. Спор безсмысленен. Но все же замечу. Историю свою, свой Родины надо знать! Принимать такой какая она есть. Перестать унижаться и просить прощения. Пример: польские офицеры и Катынь. Перестать читать вольные пересказы последователей господина Посевино.

marquis написал(а):

Беда истории в том что правильность какой-либо концепции очевидна лишь для профессионалов, в то время как в достижениях физиков или химиков мы можем удостовериться на практике. В результате практически любой маломальски образованный человек может сваять книжку доказывающую самую экстравагантуню версию. Примеры тому Фоменко и Суворов.

И в чем же беда истории? В том, что она документально зафиксировала взятие Казани, присоединение Сибири, сохранила переписку Курбского с Царем и не только с ним. Все не перечислить и это не имеет смысла. А вот приподнести историю, действительно, можно по разному. А на практике так сказать удостовериться, можно сьездить в Казань и думаю это будет очевидно даже не для профессионалов. Я просто не понимаю, почему все время пытаются найти самое плохое в человеке. Я не оправдываю Иоанна IV но и не умаляю его заслуг. Просто напомню: мораль с течением времени меняется и не стоит судить о человеке с точки зрения нынешней морали. (Так же могу напомнить, если кто хочет о "прекрасных" монархах других государств.) Тем более создателя государства и первого его государя.

0

17

Глеб написал(а):

Думаю, что если бы оный патриарх увидел, на что разрешение дал,

То есть вы, Глеб Алексееч, полагаете, что патриарх не видел фильма? Вот уж сомневаюсь))

Глеб написал(а):

"Пастернака не читал, но знаю, что говно...."

"Не читал, но осуждаю"

0

18

КатькО написал(а):

То есть вы, Глеб Алексееч, полагаете, что патриарх не видел фильма? Вот уж сомневаюсь))

Думается, что помер он, не успев поглядеть... впрочем сомнительного удовольствия лишился...

marquis написал(а):

Так вот никто из серьзеных историков апологетов Грозного не поддерживает.

Что то мне не кажется, автор приведенной ссылки, серьезный историк, серьезным притягивателем за уши чего угодно оный "отец федор" выглядит.

marquis написал(а):

Так нет, все кто серьезно занимался проблемой почему-то подтвердили сложившуюся точку зрения, даже Сталин не смог этого изменить. Если хочется считать всех русских историков тайным орденом либерастов-фальсификаторов - ваше право.

marquis написал(а):

берите Скрынникова, Кобрина, Веселовского и первоисточники.

Ну взял и что? Скрынников говорит о том, что жертв т.н. погрома в Новгороде, было 1505, а Кобрин утверждает, что в 10 раз больше. И? Чего теперь делать будем? Иностранец Горсей пишет о 700000, поляк Валишевский о 70000, псковская летопись 60000, новгородская 30000... все население Новгорода с посадами 25000... Во посмотрели первоисточники, теперь начинайте считать...

Напоследок напомню кто такой был Кобрин, который собственно и сложил все небылицы о Грозном вместе, и чей труд впоследствии лег в основу сложившейся в совецкой истории точке зрения на Грозного
http://ru.wikipedia.org/wiki/Кобрин_В.

Так вот для тех кто не в курсе, историки защищавшие в то время диссертации, как и учителя вышепоименованного предмета, все до единого были членами партии, той самой коммунистической, передовой и тэдэ... Потому мне не понятен некий священник из инета, так яростно поддерживающий мнение капээсэса, и еще менее мне понятен марковец защищающий точку зрения отпетого коммуняки, но, коммуняцкую ненависть к Русскому Государю можно хотя бы понять...

0

19

marquis написал(а):

Подробней об источниках по Ивану IV http://nemnonov.com.ru/book_4/2.htm

Т.е. одно вранье я прокомментировал, что вы предпочли изящно не заметить, и, как я и предполагал подсовываете следующие тексты? Нет дружок, давай ка тогда по предыдущему тексту определимся вначале, а потом уж другие писания обсудим...

0

20

Господин Котов написал(а):

Просто на помню мораль с течением времени меняеться и не стоит судить о человеке с точки зрения нынешней морали(Так же могу на помнить если кто хочет о "прекрасных" монархах других государств)Тем более создателя государства и первого его государя.

Мораль меняется, но Иван IV был весьма суров даже по меркам того времени, ни его предшественники, ни наследники такой жуткой памяти о себе не оставили, хотя тоже люди были не далеко не мягкого нрава. Конечно, Казань, Астрахань, Судебник 1550 года и ряд полезных нововведений - заслуги этого царствования. Но рядом стоит и сожженная татарами Москва и проигранная Ливонская война и массовые казни и разорение Твери и Новгорода, убийство двоюродного брата, убийство митрополита и многих видных людей. Ну, собственно, он в своем завещании все свои грехи перечислил. При этом Иван Грозный был умным и начитанным человеком. В общем личность не однозначная, потому видать и притягивающая режиссеров.

А создателем государства был его дед Иван III. Вот действительно достойный почитания человек. Кстати первый раз Казань именно он взял. Только о нем мало кто знает в отличие от Ивана Грозного. Лучше бы почаще вспоминать о хороших государях вроде Ивана III или Алексея Михайловича, чем пытаться из плохих сделать святыми.

0

21

marquis написал(а):

Но рядом стоит и сожженная татарами Москва и проигранная Ливонская война и массовые казни и разорение Твери и Новгорода, убийство двоюродного брата, убийство митрополита и многих видных людей.

Все в одну кучу, сапоги всмятку какие то  :D   именно из за косяков с сожженной Москвой, проигранной ливонской войной и пострадали многие видные люди  :D  Что касается разорения Новгорода, то вы так и не определились еще с цифрами? Вам какие больше нравятся?

0

22

marquis написал(а):

Лучше бы почаще вспоминать о хороших государях вроде Ивана III или Алексея Михайловича, чем пытаться из плохих сделать святыми.

В том то и дело что до революции о нем вспоминал народ весьма хорошо.Только вот в 1917 власть сменилась.

marquis написал(а):

но Иван IV был весьма суров даже по меркам того времени, ни его предшественники, ни наследники такой жуткой памяти о себе не оставили, хотя тоже люди были не далеко не мягкого нрава.

Суров! Ой ли? Да он дитя перед ночью Св.Варфоломея! Про Англию я тактично умолчу, про неё уже было сказано выше. Про эмиграцию иностранцев в Россию я тоже думаю не надо, ведь их сдесь ждала дыба и палач, а может медом было намазано, что они сюда охотно ехали. Проигранная Ливонская война, да было дело. Если мне не изменяет память, правил он 34 года; из них практически 30 лет войны (если что - поправьте). Со всех сторон враги (могу перечислить конфликтующие державы) однако увеличил державу. На счет Новгорода Глеб все хорошо написал, ни убавить ни прибавить, лишь замечу: Новгородская земля входила в Ганзейский союз, а так же в свое время превышала територию Московского царства (любили там свободу свою местные "олигархи"). Скажу лишь, что для государства жизнь - это экспансия. Для централизации и усиления власти Новгород мешал Москве. Вполне возможно, что измена была надуманная, но побеждает сильнейший (хотя, по-моему, уже в Смутное время власть на севере очень хотел получить Делагарди со своими наемниками; если что - поправьте). Без поддержки местных он вряд ли на это решился бы. Можно долго спорить, приводить примеры, давайте уважать друг друга. Хочу лишь сказать, после ГВ, один историк по фамилии Рабинович написал книгу! И называлась по-моему она "История гражданской войны" на сайте милитера она есть, могу ссылку дать. Так вот: давайте не будем изучать историю по таким книгам.

0

23

Господин Котов

Хочу лишь сказать ,после ГВ , один историк по фамилии Рабинович написал книгу! И называлась по моему она "История гражданской войны" на саите милитера она есть могу ссылку дать.Так вот давайте не будем изучать историю по таким книгам

Целиком и полностью с Вами согласен.

Отредактировано Алексъ (2010-01-14 21:33:46)

0

24

Глеб написал(а):

Потому мне не понятен некий священник из инета, так яростно поддерживающий мнение капээсэса, и еще менее мне понятен марковец защищающий точку зрения отпетого коммуняки, но, коммуняцкую ненависть к Русскому Государю можно хотя бы понять...

Зато марковец защищающий точку зрения Сталина это нормально  :cool:
Точка зрения которую поддерживаю я появилась еще когда коммунизма и в помине не было и в Российской Империи она ни у кого сомнений не вызывала.

Глеб написал(а):

Скрынников говорит о том, что жертв т.н. погрома в Новгороде, было 1505,

Скрынников пишет

Суммируя данные опричного архива, отразившиеся в Синодике, можно сделать вывод о том, что в Новгороде погибло от 2000 до 3000 человек.

(ранее он упоминает 1000 спецпереселенцев из Новгорода и 500 из Полоцка, которые были перерезаны опричниками по пути - не ясно входят ли они в эту цифру или их следует прибавить)
а вот что пишет Скрынников про то откуда взялись остальные жертвы, а заодно и к вопросу о сжигании чумных трупов (и не совсем трупов)

В годы боярского правления новгородские крестьяне платили небольшую денежную подать и исполняли всевозможные натуральные повинности в пользу государства. С началом Казанской и особенно Ливонской войны государство многократно повышало денежные поборы с крестьян. Усиление податного гнета и помещичьей эксплуатации ставило мелкое крестьянское производство в крайне неблагоприятные условия. Но не только поборы были причиной той разрухи, которая наступила в стране в 70-80-х годах XVI в. Катастрофа была вызвана грандиозными стихийными бедствиями, опустошавшими страну в течение трех лет подряд. Неблагоприятные погодные условия дважды, в 1568 и 1569 гг., губили урожай. В результате цены на хлеб повысились к началу 1570 г. в 5 — 10 раз. Голодная смерть косила население городов и деревень. В дни опричного погрома Новгорода голодающие горожане в глухие зимние ночи крали тела убитых людей и питались ими, иногда солили человеческое мясо в бочках. По словам очевидцев, в Твери от голода погибло втрое больше людей, чем от погрома. То же было и в Новгороде.

Вслед за голодом в стране началась чума, занесенная с Запада. К осени 1570 г. мор был отмечен в 28 городах. В Москве эпидемия уносила ежедневно до 600-1000 человеческих жизней. С наступлением осени новгородцы «загребли» и похоронили в братских могилах 10 000 умерших. Эпидемия не пощадила отдаленные северные и восточные окраины, захватив Вологду и Устюг. «На Устюзе на посаде, — записал местный летописец, — померло, скажут, 12 000, опроче прихожих, а попов осталось на посаде шесть». Мор продолжался целый год. Власти принимали драконовские меры, чтобы остановить эпидемию. На дорогах были выставлены воинские заставы. Всех, кто пытался выехать из мест, пораженных чумой, хватали и сжигали на больших кострах вместе со всем имуществом, лошадьми и повозками. В городах стража наглухо заколачивала чумные дворы с мертвецами и вполне здоровыми людьми. Все эти меры, однако, оказались малоэффективными.

http://militera.lib.ru/bio/skrynnikov_rg/03.html

0

25

Александр Прозоров
Запрещенная победа

Ровно четыреста тридцать лет назад произошла величайшая битва христианской цивилизации, определившая будущее евроазиатского континента, если не всей планеты, на много, много веков вперед. Почти двести тысяч человек сошлись в кровавой шестидневной битве, своим мужеством и самоотверженностью доказывая право на существование сразу многих народов. Больше ста тысяч человек заплатили своими жизнями за разрешение этого спора, и только благодаря победе наших предков ныне живем мы в том мире, который привыкли видеть вокруг. В этом сражении решалась не просто судьба Руси и стран Европы — речь шла о судьбе всей европейской цивилизации. Но спросите любого образованного человека: что он знает о битве, случившейся в 1572 году? И практически никто, кроме профессиональных историков, не сможет ответить вам ни слова. Почему? Потому, что эта победа была одержана «неправильным» правителем, «неправильной» армией и «неправильным» народом. Вот уже минуло четыре века, как эта победа просто-напросто запрещена.
История, как она есть

режде, чем рассказывать о самой битве, следует, наверное, вспомнить и о том, как выглядела Европа в малоизвестном XVI веке. А поскольку объем журнальной статьи заставляет быть кратким, то сказать можно только одно: в XVI веке в Европе не существовало никаких полноценных государств, кроме Османской империи. Во всяком случае, карликовые образования, называвшие себя королевствами и графствами, бессмысленно даже примерно сопоставлять с этой огромной империей.

На самом деле, только оголтелой западноевропейской пропагандой можно объяснить то, что турок мы представляем грязными тупыми дикарями, волна за волной накатывающимися на доблестные рыцарские войска и побеждающими исключительно благодаря свой численности. Все обстояло с точностью до наоборот: прекрасно обученные, дисциплинированные, отважные османские воины шаг за шагом теснили разрозненные, плохо вооруженные формирования, осваивая для империи все новые и новые «дикие» земли. К концу пятнадцатого века на европейском континенте им принадлежала Болгария, к началу XVI века — Греция и Сербия, к середине века граница отодвинулась до Вены, турки приняли под свою руку Венгрию, Молдавию, знаменитую Трансильванию, начали войну за Мальту, опустошили побережья Испании и Италии.

Во-первых, турки не были «грязными». В отличие от европейцев, в те времена незнакомых даже с азами личной гигиены, подданные Османской империи были обязаны, согласно требованиям Корана, как минимум совершать ритуальные омовения перед каждой молитвой.

Во-вторых, турки были истинными мусульманами — то есть людьми, изначально уверенными в своем духовном превосходстве, а потому крайне веротерпимыми. На завоеванных территориях они, по мере возможности, старались сохранить местные обычаи, чтобы не разрушать сложившихся общественных отношений. Османов не интересовало, были ли новые подданные мусульманами, или христианами, или иудеями, числились ли они арабами, греками, сербами, албанцами, итальянцами, иранцами или татарами. Главное — чтобы они продолжали спокойно трудиться и исправно платили налоги. Государственная система правления строилась на сочетании арабских, сельджукских и византийских обычаев и традиций. Наиболее ярким примером, позволяющим отличить исламский прагматизм и религиозную терпимость от европейской дикости, может послужить история 100 000 евреев, изгнанных из Испании в 1492 году и охотно принятых в подданство султаном Баязидом. Католики получили моральное удовлетворение, расправившись с «убийцами Христа», а османы — значительные поступления в казну от новых, далеко не бедных, переселенцев.

В-третьих, Османская империя далеко опережала северных соседей в технологии производства вооружений и доспехов. Именно турки, а не европейцы, подавляли врага артиллерийским огнем, именно османы активно насыщали свои войска, крепости и корабли пушечными стволами. В качестве образца мощи османского оружия можно привести 20 бомбард калибром от 60 до 90 сантиметров и весом до 35 тонн, в конце VI века поставленных на боевое дежурство в фортах, которые защищали Дарданеллы, и простоявших там до начала XX века! И не просто простоявших — в начале XIX века, в 1807 году, они вполне успешно размолотили новенькие английские корабли «Windsor Castle» и «Active», пытавшиеся прорваться через пролив. Повторюсь: орудия представляли реальную боевую силу даже спустя три века после своего изготовления. В XVI веке их можно было смело считать настоящим сверхоружием. А изготавливались упомянутые бомбарды в те самые годы, когда Николло Маккиавели старательно выписывал в своем трактате «Государь» следующие слова: «Лучше предоставить неприятелю ослеплять самого себя, нежели разыскивать его, ничего не видя из-за порохового дыма», отрицая всякую пользу от использования пушек в военных кампаниях.

В-четвертых, турки обладали наиболее передовой для своего времени регулярной профессиональной армией. Ее костяк составлял так называемый «янычарский корпус». В XVI веке он практически полностью формировался из купленных или захваченных в плен мальчиков, юридически являвшихся рабами султана. Все они проходили качественное воинское обучение, получали хорошее вооружение и превращались в лучшую пехоту, какая только существовала в Европе и средиземноморском регионе. Численность корпуса достигала 100 000 человек. Кроме того, империя обладала вполне современной феодальной конницей, которая формировалась из сипахов — владельцев земельных наделов. Подобными наделами, «тимарами», военоначальники награждали доблестных и достойных солдат во всех вновь присоединенных районах, благодаря чему численность и боеспособность армии непрерывно возрастала. А если вспомнить еще и то, что попавшие в вассальную зависимость от Великолепной Порты правители были обязаны по приказу султана приводить свои армии для общих походов, становится ясно, что Османская империя могла единовременно выставить на поле боя никак не меньше полумиллиона хорошо подготовленных воинов — куда больше, нежели имелось войск во всей Европе вместе взятой.

В свете всего вышеизложенного становится ясно, почему при одном упоминании о турках средневековых королей бросало в холодный пот, рыцари хватались за оружие и испуганно крутили головой, а младенцы в колыбелях начинали плакать и звать маму. Любой мало-мальски мыслящий человек мог уверенно предсказать, что лет через сто весь обитаемый мир будет принадлежать турецкому султану, и посетовать на то, что продвижение османов на север сдерживает отнюдь не мужество защитников Балкан, а стремление османов в первую очередь овладеть куда более богатыми землями Азии, покорить древние страны Ближнего Востока. И, надо сказать, Османская империя добилась этого, раздвинув свои границы от Каспийского моря, Персии и Персидского залива и почти до самого Атлантического океана (западными землями империи являлся современный Алжир).

Следует также упомянуть об очень важном факте, почему-то неизвестном многим профессиональным историкам: начиная с 1475 года в состав Османской империи входило Крымское ханство, крымский хан назначался и смещался султанским фирманом, приводил свои войска по приказу Великолепной Порты, либо начинал военные действия против кого-то из соседей по приказу из Стамбула; на Крымском полуострове находился султанский наместник, а в нескольких городах стояли турецкие гарнизоны.

Кроме того, Казанское и Астраханское ханство считались находящимися под покровительством империи, как государства единоверцев, к тому же исправно поставляющие рабов для многочисленных боевых галер и рудников, а также наложниц для гаремов...
Золотой век России

Как ни странно, но о том, что представляла из себя Русь XVI века, сейчас мало кто себе представляет — особенно люди, на совесть выучившие курс истории средней школы. Надо сказать, там излагается куда больше фантастики, нежели реальных сведений, а потому любому современному человеку следует знать несколько основных, опорных фактов, позволяющих понять мироощущение наших предков.

Прежде всего, на Руси XVI века рабства практически не существовало. Каждый человек, родившийся в русских землях, изначально являлся вольным и равным со всеми прочими. Крепостничество того времени сейчас называется договором аренды земельного участка со всеми вытекающими последствиями: нельзя уходить, пока не расплатился с хозяином земли за ее использование. И все... Никакого наследственного крепостничества не существовало (оно введено соборным уложением 1649 года), и сын крепостного являлся вольным человеком до тех пор, пока сам не решался взять себе земельный надел.

Никаких европейских дикостей вроде дворянского права на первую ночь, карать и миловать, или просто разъезжать с оружием, пугая простых граждан и затевая ссоры, не существовало. В судебнике 1497 года вообще признается только две категории населения: служилые люди и неслужилые. В остальном перед законом все равны вне зависимости от происхождения.

Служба в армии являлась абсолютно добровольной, хотя, конечно, наследственной и пожизненной. Хочешь — служи, не хочешь — не служи. Отписывай поместье в казну, и — свободен. Тут следует упомянуть, что понятие пехоты в русской армии отсутствовало начисто. Воин выходил в поход на двух или трех конях — в том числе и стрельцы, которые спешивались только непосредственно перед сражением.

Вообще, война была перманентным состоянием тогдашней Руси: ее южные и восточные рубежи постоянно теребили грабительскими набегами татары, западные границы беспокоили братья-славяне Литовского княжества, много веков оспаривавшие у Москвы право первенства на наследие Киевской Руси. В зависимости от ратных успехов, западная граница постоянно перемещалась то в одну, то в другую сторону, а восточных соседей то замиряли, то пытались задобрить подарками после очередного поражения. С юга некоторую защиту представляло так называемое Дикое поле — южно-русские степи, совершенно обезлюдевшие в результате непрерывных набегов крымских татар. Чтобы напасть на Русь, подданным Османской империи требовалось совершать длинный переход, и они, как люди ленивые и практичные, предпочитали грабить либо племена Северного Кавказа, либо Литву и Молдавию.
Иван IV

Именно в этой Руси, в 1533 году, и воцарился сын Василия III Иван. Впрочем, воцарился — это слишком сильно сказано. В момент вступления на трон Ивану было всего три года, и счастливым его детство можно назвать с очень большой натяжкой. В семь лет у него отравили мать, после чего буквально на глазах убили человека, которого он считал своим отцом, любимых нянек разогнали, всех, кто ему мало-мальски нравился — либо уничтожили, либо услали с глаз долой. Во дворце он находился на положении цепного пса: то выводили в палаты, показывая иноземцам «любимого князя», то пинали все кому не лень. Доходило до того, что будущего царя забывали кормить на протяжении целых дней. Все шло к тому, что перед совершеннолетием его просто бы прирезали, дабы сохранить в стране эру безвластия, — однако государь выжил. И не просто выжил — а стал величайшим правителем за всю историю Руси. И что самое поразительное — Иван IV не озлобился, не стал мстить за прошлые унижения. Его правление оказалось едва ли не самым гуманным за всю историю нашей страны.

Последнее утверждение отнюдь не оговорка. К сожалению, все, что обычно рассказывается об Иване Грозном, колеблется от «полного бреда» до «откровенного вранья». К «полному бреду» можно отнести «свидетельства» известного знатока Руси, англичанина Джерома Горсея, его «Записки о России», в которых утверждается, что зимой 1570 года опричники перебили в Новгороде 700 000 (семьсот тысяч) жителей, при общем населении этого города в тридцать тысяч. К «откровенному вранью» — свидетельства о жестокости царя. Например, заглянув в широко известную энциклопедию «Брокгауза и Ефрона», в статью об Андрее Курбском, любой желающий может прочитать, что, гневаясь на князя, «в оправдание своей ярости Грозный мог приводить только факт измены и нарушения крестного целования...». Какие пустяки! То есть, князь дважды изменил Отечеству, попался, но не был повешен на осине, а целовал крест, христом-богом клялся, что больше не будет, был прощен, снова изменил... Однако при всем том царю пытаются поставить в вину не то, что он не покарал предателя, а то, что продолжает ненавидеть выродка, приводящего на Русь польские войска и проливающего кровь русских людей.

К глубочайшему сожалению «иваноненавистников», в XVI веке на Руси существовала письменность, обычай поминать мертвых и синодники, которые сохранились вместе с поминальными записями. Увы, при всем старании на совесть Ивана Грозного за все его пятьдесят лет правления можно отнести не больше 4000 погибших. Наверное, это немало, даже если учитывать, что большинство честно заработало себе казнь изменами и клятвопреступлениями. Однако в те же самые годы в соседней Европе в Париже за одну ночь вырезали больше 3000 гугенотов, а в остальной стране — более 30 000 только за две недели. В Англии по приказу Генриха VIII было повешено 72 000 людей, виновных в том, что они нищие. В Нидерландах во время революции счет трупам перевалил за 100 000... Не-ет, России до европейской цивилизации далеко.

Кстати, по подозрению многих историков, байка про разорение Новгорода внаглую списана со штурма и разорения Льежа бургундцами Карла Смелого в 1468 году. Причем плагиаторы даже поленились сделать поправку на русскую зиму, в результате чего мифическим опричникам пришлось ездить на лодках по Волхову, который в тот год, по свидетельству летописей, промерз до самого дна.

Впрочем, основные черты личности Ивана Грозного не решаются оспаривать даже самые лютые его ненавистники, а потому мы совершенно точно знаем, что был он очень умен, расчетлив, ехиден, хладнокровен и смел. Царь был поразительно начитан, имел обширную память, любил петь и сочинял музыку (его стихиры сохранились и исполняются по сей день). Иван IV прекрасно владел пером, оставив богатое эпистолярное наследие, любил участвовать в религиозных диспутах. Царь сам разбирал тяжбы, работал с документами, не выносил гнусного пьянства.

Добившись реальной власти, молодой, дальновидный и деятельный царь немедленно начал принимать меры к реорганизации и укреплению государства — как изнутри, так и внешних его границ.
Встреча

Основная черта Ивана Грозного — это его маниакальная страсть к огнестрельному оружию. В русском войске впервые появляются отряды, вооруженные пищалями, — стрельцы, которые постепенно становятся костяком армии, отнимая это звание у поместной конницы. По всей стране возникают пушечные дворы, на которых отливают все новые и новые стволы, крепости перестраиваются под огненный бой — у них спрямляют стены, в башни устанавливают тюфяки и крупнокалиберные пищали. Царь всеми способами запасает порох: покупает, ставит пороховые мельницы, он обложил города и монастыри селитряной повинностью. Иногда это приводит к устрашающим пожарам, но Иван IV неумолим: порох, как можно больше пороха!

Первая задача, которая ставится перед набирающим силу войском — прекращение набегов со стороны Казанского ханства. При этом молодого царя не интересуют полумеры, он хочет прекратить набеги раз и навсегда, а для этого есть только один способ: покорить Казань и включить ее в состав Московского царства. Семнадцатилетний юноша отправился воевать татар. Трехлетняя война закончилась неудачей. Но в 1551 году царь явился под стены Казани снова — победа! Казанцы запросили мира, согласились на все требования, но, по своему обыкновению, условий мира не выполнили. Однако на этот раз глупые русские почему-то не проглотили обиду и следующим летом, в 1552 году опять распустили знамена у вражеской столицы.

Известие о том, что далеко на востоке неверные громят единоверцев, застало султана Сулеймана Великолепного врасплох — подобного он никак не ожидал. Султан отдал приказ крымскому хану оказать помощь казанцам, и тот, наскоро собрав 30 000 человек, двинулся на Русь. Юный царь во главе 15 000 всадников ринулся навстречу и разгромил незваных гостей наголову. Следом за сообщением о разгроме Девлет-Гирея в Стамбул полетело известие о том, что на востоке стало одним ханством меньше. Не успел султан переварить эту пилюлю — а ему уже передают о присоединении к Москве еще одного ханства, Астраханского. Оказывается, после падения Казани хан Ямгурчей в приступе гнева решил объявить войну России...

Слава покорителя ханств принесла Ивану IV новых, неожиданных подданных: надеясь на его покровительство, на верность Москве добровольно присягнули сибирский хан Едигер и черкесские князья. Северный Кавказ оказался так же под властью царя. Нежданно-негаданно для всего мира — в том числе и для самой себя — Россия в считанные годы увеличилась в размерах более чем вдвое, вышла к Черному морю и оказалась лицом к лицу с огромной Османской империей. Это могло означать только одно: страшную, опустошительную войну.
Кровные соседи

Поражает туповатая наивность ближайших советников царя, столь любимых современными историками, — так называемой «Избранной рады». По собственному признанию этих умников, они неоднократно советовали царю напасть на Крым, покорить его, подобно ханствам Казанскому и Астраханскому. Их мнение, кстати, разделят спустя четыре века множество современных историков. Дабы нагляднее понять, как глупы подобные советы, достаточно заглянуть на Североамериканский континент и спросить у первого встречного, пусть даже обкуренного и необразованного мексиканца: является ли хамское поведение техасцев и военная слабость этого штата достаточным основанием, чтобы напасть на него и вернуть исконные мексиканские земли?

И вам сразу ответят, что нападете-то вы, может быть, и на Техас, а вот воевать придется с Соединенными Штатами.

В XVI веке Османская империя, ослабив свой напор на других направлениях, могла вывести против Москвы раз в пять больше войск, нежели позволяла себе мобилизовать Россия. Одно только Крымское ханство, подданные которого не занимались ни ремеслом, ни земледелием, ни торговлей, было готово по приказу хана посадить на коней все свое мужское население и неоднократно ходило на Русь армиями в 100-150 тысяч человек (некоторые историки доводят эту цифру до 200 000). Но татары были трусливыми разбойниками, с которыми справлялись отряды в 3-5 раз меньшие по численности. Совсем другое дело — сойтись на поле боя с закаленными в боях и привыкшими покорять новые земли янычарами и сельджуками.

Позволить себе подобную войну Иван IV не мог.

Соприкосновение границ случилось неожиданно для обеих стран, а потому первые контакты соседей оказались на удивление миролюбивыми. Османский султан прислал русскому царю письмо, в котором дружелюбно предложил на выбор два возможных выхода из сложившейся ситуации: либо Россия предоставляет волжским разбойникам — Казани и Астрахани — прежнюю независимость, либо Иван IV присягает на верность Великолепной Порте, входя в состав Османской империи вместе с покоренными ханствами.

И уже в который раз за многовековую историю в покоях русского правителя подолгу горел свет и в мучительных думах решалась судьба будущей Европы: быть ей или не быть? Согласись царь на османское предложение — и он навсегда обезопасит южные границы страны. Султан уже не позволит татарам грабить новых подданных, и все грабительские устремления Крыма будут обращены в единственном возможном направлении: против извечного недруга Москвы, Литовского княжества. В таком случае быстрое истребление врага и возвышение России станет неизбежным. Но вот какой ценой?..

Царь отказывается.

Сулейман отпускает крымские тысячи, которые использовались им в Молдавии и Венгрии, и указывает крымскому хану Девлет-Гирею нового врага, которого ему предстоит сокрушить: Россию. Начинается долгая и кровопролитная война: татары регулярно рвутся в сторону Москвы, русские отгораживаются многосотверстовой Засечной Чертой из лесных буреломов, крепостей и земляных валов с вкопанными в них кольями. На защиту этой гигантской стены ежегодно заступает 60-70 тысяч воинов.

Ивану Грозному ясно, да и султан неоднократно подтверждал это своими грамотами: нападение на Крым будет расценено как объявление войны империи. А пока русские терпят, османы тоже не начинают активных военных действий, продолжая уже начатые в Европе, Африке и Азии войны.

Сейчас, пока у Османской империи руки связаны сражениями в других местах, пока османы не собираются наваливаться на Россию всей своей мощью, есть время для накопления сил, и Иван IV начинает энергичные преобразования в стране: в первую очередь он вводит в стране режим, который впоследствии был назван демократией. В стране отменяются кормления, институт назначаемых царем воевод заменяется местным самоуправлением — земскими и губными старостами, избираемыми крестьянами, ремесленниками и боярами. Причем новый режим насаждается не с тупым упрямством, как сейчас, а расчетливо и разумно. Переход на демократию производится... платно. Нравится воевода — живи по-старому. Не нравится — местные жители вносят в казну сумму от 100 до 400 рублей и могут выбирать себе в начальники кого захотят.

Преобразуется армия. Самолично участвуя в нескольких войнах и сражениях, царь прекрасно знает про основную беду войска — местничество. Бояре требуют назначения на посты согласно заслугам своих предков: коли дед командовал крылом войска, значит, и мне тот же пост положен. Пусть дурак, и молоко на губах не обсохло: но все равно пост командира крыла — мой! Не хочу старому и умудренному опытом князю подчиняться, потому как сын его под рукой моего прадеда ходил! Значит, не я ему, а он мне подчиняться должен!

Вопрос решается радикально: в стране организуется новая армия, опричнина. Опричники клянутся в преданности одному лишь государю, и карьера их зависит только от личных качеств. Именно в опричнине служат и все наемники: у России, ведущей долгую и тяжелую войну, хронически не хватает воинов, но зато имеется достаточно золота, чтобы нанять себе вечно нищих европейских дворян.

Кроме того, Иван IV активно строит церковно-приходские школы, крепости, стимулирует торговлю, целенаправленно создает рабочий класс: прямым царским указом запрещается привлекать землепашцев на любые работы, связанные с отрывом от земли, — работать на строительстве, на заводах и фабриках должны рабочие, а не крестьяне.

Разумеется, в стране находится немало противников столь стремительных преобразований. Вы только подумайте: простой безродный помещик вроде Бориски Годунова может дослужиться до воеводы просто потому, что он храбр, умен и честен! Вы подумайте: родовое имение царь может выкупить в казну только потому, что хозяин плохо знает свое дело и крестьяне от него разбегаются! Опричников ненавидят, про них распускают гнусные слухи, против царя организуются заговоры — но Иван Грозный твердой рукой продолжает свои преобразования. Дело доходит до того, что на несколько лет ему приходится разделить страну на две части: опричнину для тех, кто желает жить по-новому и земство для тех, кто хочет сохранить старые обычаи. Однако, несмотря ни на что, он добился своего, превратив древнее Московское княжество в новую, могучую державу — Русское царство.
Империя наносит удар

В 1569 году кровавая передышка, состоявшая из непрерывных набегов татарских орд, закончилась. У султана, наконец-то, нашлось время и для России. 17 000 отборных янычар, усиленных крымской и ногайской конницей, двинулись в сторону Астрахани. Царь, все еще надеясь обойтись без крови, отвел с их пути все войска, одновременно пополнив крепость припасами продовольствия, порохом и ядрами. Поход провалился: туркам не удалось протащить с собой артиллерию, а воевать без пушек они не привыкли. К тому же, обратный переход через неожиданно холодную зимнюю степь стоил жизни большинству турок.

Через год, в 1571 году, обходя русские крепости и сбивая малочисленные боярские заслоны, Девлет-Гирей довел до Москвы 100 000 всадников, поджег город и вернулся назад. Иван Грозный рвал и метал. Покатились боярские головы. Казненных обвиняли в конкретной измене: упустили врага, не сообщили вовремя о набеге. В Стамбуле потирали руки: разведка боем показала, что русские не умеют сражаться, предпочитая отсиживаться за крепостными стенами. Но если легкая татарская конница не способна брать укрепления, то опытные янычары умели откупоривать их очень даже хорошо. Московию было решено покорять, для чего Девлет-Гирею придавалось 7000 янычар и пушкари с несколькими десятками артиллерийских стволов — брать города. Заранее назначались мурзы в пока еще русские города, наместники в еще не покоренные княжества, делилась земля, купцы получали разрешение на беспошлинную торговлю. Осваивать новые земли собрались все мужчины Крыма от мала до велика.

Огромная армия должна была войти в русские пределы и остаться там навсегда.

Так оно и случилось...
Поле брани

6 июля 1572 года Девлет-Гирей дошел до Оки, наткнулся на 50 000-ную армию под командованием князя Михаила Воротынского (многие историки оценивают численность русской армии в 20 000 человек, а османской — в 80 000) и, смеясь над глупостью русских, повернул вверх вдоль реки. Возле Сенькина брода он без труда разогнал отряд из 200 бояр и, переправившись через реку, двинулся к Москве по Серпуховской дороге. Воротынский поспешил следом.

С невиданной в Европе скоростью на русских просторах перемещались огромные конные массы — обе армии передвигались налегке, верхом, не отягощенные обозами.

Опричник Дмитрий Хворостинин крался по пятам татар до деревни Молоди во главе 5000-ного отряда из казаков и бояр и только здесь, 30 июля 1572 года, получил разрешение атаковать врага. Ринувшись вперед, он втоптал в дорожную пыль татарский арьергард и, помчавшись дальше, врезался у реки Пахры в основные силы. Слегка удивившиеся подобной наглости, татары развернулись и бросились на небольшой отряд всеми своими силами. Русские кинулись наутек — враги устремились за ними, преследуя опричников до самой деревни Молоди, и тут захватчиков поджидал неожиданный сюрприз: обманутая на Оке русская армия стояла уже здесь. И не просто стояла, а успела соорудить гуляй-город — передвижное укрепление из толстых деревянных щитов. Из щелей между щитами по степной коннице ударили пушки, из прорубленных в бревенчатых стенках бойниц громыхнули пищали, поверх укрепления хлынул ливень стрел. Дружный залп смел передовые татарские отряды — словно огромная рука смахнула со стола ненужные крошки. Татары смешались — Хворостинин развернул своих воинов и снова ринулся в атаку.

Подходившие по дороге конные тысячи одна за другой попадали в жестокую мясорубку. Уставшие бояре то отходили за щиты гуляй-города, под прикрытие плотного огня, то бросались во все новые и новые атаки. Османы, торопясь уничтожить неведомо откуда взявшуюся крепость, кидались на штурм волна за волной, обильно заливая русскую землю своею кровью, и только опустившаяся тьма остановила бесконечное смертоубийство.

Утром османской армии открылась истина во всей ее ужасающей неприглядности: захватчики поняли, что угодили в ловушку. Впереди по Серпуховской дороге стояли прочные стены Москвы, позади пути в степь отгораживали закованные в железо опричники и стрельцы. Теперь для незваных гостей речь шла уже не о покорении России, а о том, чтобы выбраться назад живыми.

Последующие два дня прошли в попытках спугнуть перегородивших дорогу русских — татары осыпали гуляй-город стрелами, ядрами, кидались на него в верховые атаки, надеясь прорваться в оставленные для прохода боярской конницы щели. Однако к третьему дню стало ясно, что русские скорее умрут на месте, чем позволят незваным гостям убраться восвояси. 2 августа Девлет-Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать русских вместе с янычарами.

Татары прекрасно понимали, что на сей раз идут не грабить, а спасают свою шкуру, и дрались как бешенные собаки. Накал битвы достиг высочайшего напряжения. Доходило до того, что крымчане пытались разломать ненавистные щиты руками, а янычары грызли их зубами и рубили ятаганами. Но русские не собирались выпускать извечных грабителей на волю, дать им возможность отдышаться и вернуться снова. Кровь лилась весь день — но к вечеру гуляй-город продолжал все так же стоять на своем месте.

В русском стане лютовал голод — ведь гоняясь за врагом, бояре и стрельцы думали об оружии, а не о еде, попросту бросив обоз с припасами продовольствия и питья. Как отмечают летописи: «В полках учал быть голод людям и лошадям великий». Тут следует признать, что наравне с русскими воинами жажду и голод терпели немецкие наемники, которых царь охотно брал в опричники. Однако немцы тоже не роптали, а продолжали драться не хуже других.

Татары пребывали в бешенстве: они привыкли не драться с русскими, а гнать их в рабство. Османским мурзам, собравшимся править новыми землями, а не умирать на них, тоже было не до смеха. Все с нетерпением ждали рассвета, чтобы нанести завершающий удар и наконец-то разбить хрупкое с виду укрепление, истребить прячущихся за ним людей.

С наступлением сумерек воевода Воротынский взял с собой часть воинов, по лощине обошел вражеский лагерь и затаился там. А ранним утром, когда после дружного залпа по атакующим османам навстречу им устремились бояре во главе с Хворостининым и завязали жестокую сечу, воевода Воротынский неожиданно ударил врагам в спину. И то, что начиналось как битва, мгновенно превратилось в избиение.
Арифметика

На поле у деревни Молоди защитники Москвы полностью вырезали всех янычар и османских мурз, на нем погибло почти все мужское население Крыма. И не только простых воинов — под русскими саблями полегли сын, внук и зять самого Девлет-Гирея. Имея, по разным оценкам, то ли втрое, то ли вчетверо меньше сил, нежели у врага, русские воины навсегда устранили исходящую из Крыма опасность. Живыми удалось вернуться не более чем 20 000 из отправившихся в поход бандитов — и более уже никогда Крым не смог восстановить своих сил.

Это было первое крупное поражение за всю историю Османской империи. Потеряв на русских границах за три года почти 20 000 янычар и всю огромную армию своего сателлита, Великолепная Порта отказалась от надежд завоевать Россию.

Огромное значение имела победа русского оружия и для Европы. В битве при Молодях мы не только отстояли свою независимость, но и лишили Османскую империю возможности увеличить свои производственные мощности и армию примерно на треть. К тому же, для огромной османской провинции, которая могла возникнуть на месте России, путь дальнейшей экспансии имелся только один — на запад. Отступая под ударами на Балканах, Европа вряд ли устояла бы даже несколько лет, увеличься турецкий натиск хоть ненамного.
Последний Рюрикович

Остается ответить только на один вопрос: почему про битву при Молодях не снимают фильмы, не рассказывают про нее в школе, не отмечают праздниками ее годовщину?

0

26

Господин Котов написал(а):

Для центролизации и усиления власти Новгород мешал Москве.

Это не так. Еще Иван III выселил всю Новгородскую аристократию, поселив на ее место московских дворян. Простые новогородцы ктстаи поддержали еще тогда присоединение Новгорода к Москве. Никакого серьезного сепаратизма там не было. Де Ла Гарди в Смуту смог захватить город с помощью изменника, открывшего ворота.

Ко времени опричнины в Новгородской земле прочно утвердились московские порядки. Москва постоянно назначала и сменяла всю приказную и церковную администрацию Новгорода, распоряжалась всем фондом новгородских поместных земель. Влияние новгородской церкви и приказных людей на местное управление [271] заметно усилилось после упразднения новгородского наместничества в начале 60-х годов. Местный приказной аппарат, целиком зависевший от центральной власти, служил верной опорой монархии. То же самое можно сказать и относительно новгородской церкви. Несмотря на безусловную лояльность архиепископа Пимена и новгородской администрации, царь Иван и его сподвижники не доверяли новгородцам и недолюбливали Новгород.

Опричнина умножила опасные симптомы недовольства в среде земских дворян Новгорода. Царь закрыл новгородцам доступ на опричную службу, и они испытали на себе произвол опричнины. Неудивительно, что уже в первых опричных процессах замелькали имена новгородцев.

Одной из причин антиновгородских мероприятий опричнины было давнее торговое и культурное соперничество Москвы и Новгорода. Но несравненно более важное значение имело обострение социальных противоречий в Новгородской земле, связанное с экономическим упадком конца 60-х годов. ....Голод, охвативший Новгород [272] накануне опричного нашествия, усилил повсюду элементы недовольства. Опричные власти сознавали опасность положения и пытались бороться с ним, учиняя дикие погромы и усиливая террор против низов.

http://militera.lib.ru/bio/skrynnikov_rg/03.html

Господин Котов написал(а):

Ой ли, да он дитя перед ночью Св.Варфоломея.Про Англию я тактично умолчу,про неё уже было сказано выше.

ну да были еще Борджиа в Италии, только никто этих людей не обеляет... И опять же в Варфоломеевскую ночь резали еретиков, а не своих...

0

27

Белоармеец, Прозоров это хорошо, но он писатель-фантаст. Меня радует его фентези в том числе и об эпохе Ивана Грозного, но относится к нему серьезно нельзя.

0

28

А вот собственно из Кобрина, как он считал:

Народную память о зверствах Грозного в Новгороде сохранил фольклор. В одной из песен царевич Иван Иванович с удовлетворением напоминает отцу: “А которой улицей ты ехал, батюшка, всех сек, и колол, и на кол садил”. Жертвой царского гнева пали не только взрослые мужчины, но и их жены и дети (“мужский пол и женский, младенцы с сущими млекопитаемыми”). Людей убивали разными способами: их обливали горючей смесью (“некою составною мукою огненною”) и поджигали, сбрасывали живыми под лед Волхова, привязывали к быстро несущимся саням... Изобретательность палачей была беспредельна. “Тот... день благодарен, коего дни ввергнут в воду пятьсот или шестьсот человек”, - сообщает летописец; в иные же дни, по его словам, число жертв доходило до полутора тысяч. А погром продолжался больше месяца, с 6 января по 13 февраля.

Сколько же было всего жертв? Разумеется, на этот вопрос трудно ответить достоверно, тем более что точной регистрации казненных, конечно, не вели. Если верить приведенному летописному рассказу, то легко рассчитать, что должно было погибнуть около 20 - 30 тысяч человек. Такие же, а то и большие цифры называют иностранные авторы. Они, однако, маловероятны: ведь все население Новгорода не превышало в это время 30 тысяч человек. В другой новгородской летописи есть сообщение, что через семь с небольшим месяцев после “государева погрома” в Новгороде состоялось торжественное отпевание жертв, похороненных в одной большой братской могиле (“скудельнице”); могилу вскрыли и посчитали тела; их оказалось 10 тысяч. Но единственное ли это место погребения погибших? Вероятно, все-таки цифра 10 - 15 тысяч человек будет близка к истине.

Некоторое время тому назад советский историк Р.Г. Скрынников пришел к иному выводу о числе погибших в Новгороде. Чтобы понять ход его рассуждений, необходимо остановиться на одном источнике - так называемом “Синодике опальных”. Синодиками в это время именовали ведущиеся в монастырях и церквах книги, куда заносили имена тех, чьи души надлежало поминать во время богослужения. Такое посмертное поминовение могло, как думали, избавить покойных грешников, не успевших покаяться, от адских мук. В конце царствования Иван IV распорядился составить синодик, куда были внесены имена казненных по его приказу людей, и списки с этого синодика вместе с обширными денежными вкладами разослал по монастырям.

Запись в синодике Ивана Грозного о поминании убитых

Нет, это не было пусть и запоздалым, но хотя бы раскаянием. Дело в другом. Многие, если не большинство, погибших от рук опричников не исповедовались перед смертью, не каялись в грехах и не получали их отпущения. Вместе с тем считалось, что за грехи человека, погибшего без покаяния, на том свете должен расплачиваться не только сам грешник, но и тот, по чьей вине покойный не смог исповедаться. Царь Иван, религиозный, как и все люди средневековья, спасал себя.

Но когда взялись за составление синодика, со времени многих казней прошел не один год, а то и не один десяток лет, многие погибли безымянными. Поэтому в синодике немало пропусков, часто вместо имен встречаются простые указания на место казней и количество погибших с прибавлением мрачной формулы: “...а имена их ты сам веси (знаешь. - В. К.), господи”.

Над изучением синодиков плодотворно работал С.Б. Веселовский. Его труд был успешно продолжен Р.Г. Скрынниковым, который установил, что имена жертв записаны в Синодике не в беспорядке: как правило, вместе называются казненные по одному делу. Еще Веселовский показал, что главным источником для составления синодика послужили отчеты палачей и убийц. Есть в синодике и запись о новгородском погроме:
“По Малютинские ноугородцкие посылки (посылка - поручение, задание. - В. К.) отделано скончавшихся православных христиан тысяща четыреста девятьдесять человек, да из пищалей стрелянием пятнадцать человек, им же имена сам ты, господи, веси”.
На этом основании Р.Г. Скрынников сделал вывод, что жертв было гораздо меньше. К числу 1505, имеющемуся в синодике, он прибавил поименно названных новгородцев и заключил, что в синодике перечислено 2170 - 2180 жертв новгородского погрома. Далее исследователь справедливо отметил, что донесения не могли быть полны, что многие действовали “независимо от распоряжений Скуратова” и допускает возможность, что погибло три-четыре тысячи человек.

Однако все это рассуждение основано на допущении, что Малюта Скуратов был главным распорядителем новгородского погрома. А между тем доказательств этого предположения у нас нет. Более того, маловероятно, чтобы в присутствии самого царя и его сына карательными акциями распоряжался только или хотя бы главным образом Малюта. Если это так, то 1505 человек - это цифра из отчета только одного из нескольких карательных отрядов. 10 - 15 тысяч жертв остается наиболее вероятной цифрой.

Погром состоял не только из убийств, хотя они естественно более всего действуют на чувства не только современников событий, но и на наши. Это был широкомасштабный, тщательно организованный грабеж. У всех новгородских монастырей и церквей было конфисковано имущество.

Монахи и священники не хотели отдавать церковные ценности. Тогда их ставили на “правеж” - принудительное взыскание долгов или недоимок по налогам. Состоял он в том, что должника ежедневно в течение двух часов били палками по ногам. Некоторые священники выдержали целый год “правежа”, многие погибли, забитые насмерть. Из Новгорода вывезли иконы и драгоценности. Даже церковные двери.

Существует легенда (скорее всего - только легенда), что как-то в первые послевоенные годы Новгородский музей обратился в Александровский музей Владимирской области с просьбой вернуть ценный экспонат, взятый на временное хранение царем Иваном IV. Речь шла о выдающемся памятнике русского средневекового прикладного искусства - знаменитых Васильевских вратах 1336 года работы мастера Ипатия из Новгородского Софийского собора. Сегодня их можно видеть в Успенском соборе в Александрове.

Считавшийся главой новгородских “изменников” архиепископ Пимен остался в живых, но царь вдоволь поиздевался над этим в недавнем прошлом беспрекословным исполнителем его воли. Рассказывают, что Грозный приказал переодеть архиепископа в скоморошью одежду и заявил ему, что, поскольку он теперь не архиерей, а скоморох, ему нужна жена. Привели кобылу. “Получи вот эту жену, влезай на нее сейчас”, - сказал царь Иван Пимену. Архиепископа привязали к лошади, дали в руки гусли и под конвоем отправили в Москву. По дороге он был обязан играть на гуслях. Откровенно говоря, Пимен - одна из немногих жертв царя Ивана, не вызывающих сочувствия: очень уж рьяно он в свое время добивался осуждения митрополита Филиппа. Из Москвы Пимена отправили в ссылку в Веневский монастырь, где он и умер через год с небольшим.

Погром не ограничился городом, а перекинулся в его близкие и далекие окрестности, в Новгородскую землю. Свое участие в этих деяниях описал один из опричников - Генрих Штаден. К числу положительных качеств его записок как источника относится то, что их автор настолько лишен морали, что не стыдится никаких, самых мерзких своих поступков, не пытается как-то себя приукрасить. Отсюда редкая достоверность его воспоминаний.

По словам Штадена, когда он узнал, что царь Иван все награбленное свозит к себе и не собирается ни с кем делиться, то решил создать свой собственный отряд. Слуги Штадена ловили по дорогам людей и расспрашивали, “где - по монастырям, церквам или подворьям - можно было бы забрать денег и добра, и особенно добрых коней”. Тех, кто “не хотел добром отвечать”, пытали. Штаден описывает, как он грабил одну усадьбу:
“Наверху меня встретила княгиня, хотевшая броситься мне в ноги. Но, испугавшись моего грозного вида, она бросилась назад в палаты. Я же всадил ей топор в спину, и она упала на порог. А я перешагнул через труп и познакомился с их девичьей”.
В другом же месте, в одном из посадов Штаден, по его словам, “не обижал никого. Я отдыхал”. Свой рассказ опричник завершает хвастливой фразой: “Когда я выехал с великим князем, у меня была одна лошадь, вернулся же я с 49-ью, из них 22 были запряжены в сани, полные всякого добра”.

Участие в походе на Новгород принесло Штадену не только обогащение:
“Тогда-то великий князь и сказал мне: «Отныне ты будешь называться - Андрей Володимирович». Частица «-вич» означает благородный титул... В этой стране всякий иноземец занимает лучшее место, если он в течение известного времени умеет держать себя согласно с местными обычаями”.
Тот же Штаден пишет, что опричники вывозили крестьян из вотчин и поместий земских “насильством и не по сроку”, то есть не в Юрьев день (26 ноября), когда крестьяне имели право менять своих владельцев. Естественно, такие вывозы должны были в первую очередь происходить из Новгородской земли. У нас есть тому и документальное подтверждение. Сохранились описания разоренных сел и деревень Новгородской земли. Там можно, например, прочитать, что крестьян из одного села вывезли люди Демида Ивановича Черемисинова. А это был опричник, который приезжал в Новгород за награбленной казной.

Новгородский погром произвел страшное впечатление на всю страну. Нет ни одного летописца *, хотя бы самого краткого, где не было бы записи под 1570 годом о том, что “царь и великий князь громил Великий Новгород”. Даже в XVIII веке в Новгороде продолжали переписывать повесть “О приходе царя и великаго князя Иоанна Васильевича всея России самодержца, како казнил Великий Новъград, еже оприщина и розгром именуется”.
* Летописец - небольшая летопись

http://vivovoco.rsl.ru/VV/BOOKS/GROZNY/GROZNY_2.HTM#6

0

29

marquis написал(а):

ну да были еще Борджиа в Италии, только никто этих людей не обеляет... И опять же в Варфоломеевскую ночь резали еретиков, а не своих...

Протестанты французы это еретики? а католики французы нет? отлично не слишком ли много еритиков.Напомню король Генрих Наварский выжил в ночь, а много позже с этими еритиками протестантами французами пришел к власти.Честно не ожидал такой не любви к протестантам.

marquis написал(а):

Это не так. Еще Иван III выселил всю Новгородскую аристократию, поселив на ее место московских дворян. Простые новогородцы ктстаи поддержали еще тогда присоединение Новгорода к Москве. Никакого серьезного сепаратизма там не было. Де Ла Гарди в Смуту смог захватить город с помощью изменника, открывшего ворота.

А я и говорил что скорее измена была надуманой(но не факт).Но все же власть,земля и деньги главные причины а сечас + ресурсы.
А самое главное Царь не мог допустить даже остатков демократии.

0

30

Господин Котов написал(а):

Протестанты французы это еретики? а католики французы нет?

Я имел ввиду что для католиков протестанты, которых они резали, были еретиками.

0


Вы здесь » ВИК Марковцы » Мнения » Открытое обращение русских людей в связи с просмотром фильма "Царь"