«Бронированный мужик»,
или Победа духа над материей
Из истории конных атак уральских казаков в 1918 г.

Размещая статью С.Балмасова, мы менее всего хотели бы романтизировать трагедию братоубийственной брани в годы российской смуты. Мы хотим лишь показать, что и в этой кровавой междоусобице имели место случаи чудесной помощи в бою.

По крайней мере тогда, когда богоборцам противостояли истово верующие простые русские люди, как и в войнах с иноплеменными, стремившиеся защитить основу своего бытия и «самостоянья» - высшие ценности Православия. Потому-то всадники с пиками наперевес оказывались способными одержать верх в поединке с экипажем, укрытым броней и вооруженным пулеметами.
Разделяя мнение автора о том, что подобный подвиг может совершить только человек, твердо убежденный в правоте своего дела, мы все же считаем, что для того чтобы остановить на ходу боевую машину противника, одних убеждений мало - нужна горячая молитва, нужна детская, абсолютная вера!

* * *

Изучая документы борьбы уральцев против большевизма, автор ознакомился со многими подвигами казаков. Однако два из них заслуживают особого внимания. По-своему они уникальны и, быть может, являются единственными в своем роде в военной истории - это успешные примеры атак кавалерии на бронетехнику!Первый случай произошел летом 1918 года. В это время части 4-й красной армии теснили небольшие казачьи дружины, стремясь захватить столицу Уральского казачьего войска - Уральск. Стратегическое положение войска было крайне неблагополучным: оно протянулось почти на 1 тыс. км вдоль реки Урал редкой цепочкой станиц и хуторов, не имевших укреплений, находясь под угрозой постоянного нападения со стороны Астрахани, Самары, Саратова, Туркестана. Казаки изначально были лишены возможности собрать силы в единый кулак. На территории войска не было собственной промышленности, способной выпускать военное снаряжение, а имевшиеся запасы оружия были невелики. Зачастую казачьи отряды были вооружены одними лишь шашками и пиками…
Красное командование изначально, в отличие от большинства командиров белых, уделяло уральскому направлению большое значение. Против сильно ослабленного Первой Мировой войной уральского казачества были брошены крупные силы, имевшие в своем составе не только пулеметы и орудия, которых к июню 1918 г. у казаков почти не было, но и бронепоезда, аэропланы, броневики.
Не удивительно, что стоило появиться на поле боя большевицкому бронеавтомобилю, как удача покидала казаков, не имевших даже таких примитивных средств борьбы с бронетехникой, как гранаты - и целые подразделения уральских и оренбургских казаков вынуждены были оставлять свои позиции.
При поддержке авиации и бронетехники красные 27 июня 1918 г. подошли вплотную к Уральску. Казачье население по мере своих сил помогало белым бойцам на фронте: женщины, дети и старики, вышедшие из мобилизационного возраста, подвозили под обстрелом на передовую продовольствие, боеприпасы, воду, обратно увозя раненых. В этот жаркий день группа стариков станицы Круглоядерной привезла казакам 1-го учебного пешего полка воду в большой бочке. Выезжая на линию фронта, они вооружились чем могли: кто взял старую шашку, знавшую еще времена Пугачева, кто - пику или нагайку, кто - цепь, кто просто камень в мешке.
Доехав до расположения полка, старики оказались в пекле боя. При этом прямо на них надвигался красный броневик! Казаки, воевавшие в прошлом веке против турок и среднеазиатов, стали расспрашивать молодых, что это такое. Молодежь отвечала, что это броневик с пулеметами, который победить почти невозможно.
В ответ на это старики молча отпрягли своих коней от бочки с водой, сели на них, взяли свое нехитрое оружие и с гиком и свистом, неотступно сопровождавшими любую конную казачью атаку, понеслись в самоубийственную, казалось бы, атаку на броневик.
И случилось невероятное! Пулеметчик в броневике, вероятно, не сразу опомнился от изумления дерзостью казаков, а потом было уже поздно: они оказались около самой бронемашины, недоступные для пулемета. Один из казаков ударил пикой в оконце броневика, поразив пулеметчика, но и сам упал, тяжело раненный выстрелом другого члена экипажа. В это время другой казак, привязав веревкой броневик, попытался тащить его в расположение полка.
Водитель броневика дал задний ход. Не удержавшись на коне, хозяин веревки упал и, не выпуская ее из рук, пытался остановить броневик, но бороться с мощной машиной был не в силах и продолжал бессильно волочиться за броневиком, не желая расставаться ни с добычей, ни со своим добром. Отпустил он веревку едва не у самых позиций красных, с трудом уйдя от неминуемой гибели.
Хотя захватить броневик не удалось, все же казаки одержали победу, заставив его с позором ретироваться с боевых позиций, нанеся при этом потери его экипажу. Атаку красных на Уральск в этот день удалось отбить, боевой дух их на этом участке фронта был сильно подорван.
Другая конная атака на красный броневик произошла во время сентябрьских боев 1918 года под селом Растяпино Николаевского уезда Самарской губернии. После того как казаки в июне отбили наступление красных на Уральск, отбросив врага до Николаевска, большевики вновь начали свои атаки, подогнав из Центральной России подкрепления. Растяпино, обороняемое 1-м учебным уральским конным полком, находилось на острие большевицкого наступления. Против казаков здесь действовала дивизия, усиленная броневиком при мощной артиллерийской поддержке.
Несмотря на неравенство сил, казаки мужественно отбивали все атаки врага, а их батарея всего из двух орудий успешно противодействовала красной артиллерии. Однако красные подошли настолько близко к батарее, что возникла угроза ее захвата, и командир полка отдал распоряжение перенести орудия на другую позицию. Когда орудия были поставлены уже на передки, фронт обороны полка разрезал красный броневик. Он двинулся вдоль казачьих окопов, поливая их из пулеметов, прямо к беззащитной в тот момент батарее.
Казалось, еще немного, и начнется бегство, при котором будут оставлены обозы, орудия, пулеметы, что может легко завершиться полным разгромом. Но в этот критический момент боя, как гласит документ, хранящийся в ГАРФе - «…раздалось негромкое ура и на автомобиль пошли в атаку 3 казака и впереди их “бронированный мужик” Ананишев. С пикой наперевес, с обнаженной головой скакал он на своей кляче, а сзади, стараясь не обгонять его, шли (на конях) трое казаков с обнаженными шашками. Что случилось дальше, никто не мог объяснить, но автомобиль остановился и из него выскочила вся команда и бросилась бежать. Атакующие не преследовали ее. Они подскакали к стоящему броневику и начали беспомощно вертеться у его машины, не зная, что с ней делать. Потом, сняв винтовки, стали пускать одну за другой пули в мотор. Мотор остановился и они повернули обратно, не в силах, конечно, вывезти автомобиль». Так «бронированный мужик» победил бронированный автомобиль, хотя по всем правилам войны подобная атака должна была кончиться гибелью Ананишева и его казаков.
Несколько слов о главном герое этой атаки. По происхождению Ананишев - крестьянин Самарской губернии. Был произведен в казаки, получив прозвище «бронированный мужик» - за бесстрашие, самообладание и мужество, с которыми всякий раз шел в бой, и всякий раз пули и осколки щадили его. Например, пойдя однажды в разведку с двумя другими казаками, Ананишев натолкнулся на красный отряд из 40 человек, который с помощью хитрости (разыграв, будто красных окружают большие силы казаков) взял целиком в плен. Хотя приписан этот казак был к своей определенной сотне, находился он там, где был бой, и действовал нередко на свое усмотрение, руководя так называемыми «героями» - самыми отважными и самоотверженными казаками полка.
Когда же после той атаки Ананишева расспрашивали, как ему удалось победить броневик, «на это он вполне серьезно ответил: “Как! Помолился, вот он и встал”. И этот ответ был как нельзя больше характерен как для самого “бронированного мужика”, так и для объяснения всех его многочисленных подвигов».
Эти случаи атак конницы на бронетехнику, возможно, являются единственными удачными, при которых не имеющие специального оружия для борьбы с бронетехникой люди одержали победы над вражескими бронемашинами. Их успех объяснялся не только огромным личным мужеством казаков, но и неспособностью красных экипажей морально устоять против людей, отважно бросавшихся в безумно храбрую атаку на броневики. Идти же в такую атаку можно только тогда, когда человек твердо убежден, что идет за правду.
При этом подобные эпизоды борьбы характеризуют в целом все Уральское казачье войско, казаки и казачки которого с готовностью принимали смерть «за други своя».

Сергей Балмасов