ВИК Марковцы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВИК Марковцы » Исторический » Марковцы


Марковцы

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Господин штабс-капитан, спасибо за хорошую ссылку.

0

32

Полковник Миончинский Дмитрий Тимофеевич

Дмитрий Тимофеевич Миончинский (26 октября 1889 г., Казань — 16 (29) декабря 1918 г., под с. Шишкино Ставропольской губернии) — потомственный военный Российской Империи. Полковник.
Участник Первой мировой и гражданской войн. Участник Белого движения на Юге России. Первопоходник. Организатор артиллерии Добровольческой армии. Кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени.
Окончил Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус в 1906 году и Михайловское артиллерийское училище в 1909 году. В 1914 году поступил в Николаевскую академию Генерального штаба.
С началом Великой войны выходит на фронт старшим офицером 1-й батареи 31-й бригады. В 1917 г. командовал 5-й батареей 31-й артиллерийской бригады. Во время боёв на реке Гнилая Липа 13 августа 1914 года был тяжело ранен в область сердца пулей, которую не удалось извлечь. После возвращения в строй со своей батареей участвовал в тяжёлых боях октября-ноября 1914 г. на реке Сан и за эти бои был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. Принял участие в боях за Перемышль в начале 1915 года. В 1916 году был произведён в подполковники с назначением командиром 5-й батареи 31-й артиллерийской бригады.
12 (25) декабря 1917 г. прибыл в Добровольческую армию и был назначен командиром сводной батареи из юнкеров Михайловского и Константиновского училищ. Батарея располагала лишь одной легкой пушкой устаревшего образца, с которой юнкера подполковника Миончинского выступили в поход с отрядом есаула Чернецова. В первых же боях было захвачено 4 орудия, которые заложили основу первой батареи Добровольческой армии. Участвовал в Первом Кубанском «Ледяном» походе и стал фактическим создателем и организатором артиллерии Добровольческой армии. Юнкерская батарея подполковника Миончинского, приданная 1-му офицерскому полку генерала Маркова (после гибели генерала Маркова 12 июня 1918 г. получила наименование Марковской), участвовала во всех боях в 1-м Кубанском походе: в боях под Кореновской, Усть-Лабинской, под Екатеринодаром и др. 3 апреля 1918 г. орудия батареи подполковника Миончинского спасли положение, выпустив последние снаряды по большевистскому бронепоезду у станицы Медведской, где, метнув ручную гранату, генерал Марков захватил бронепоезд и этим обеспечил армии выход из окружения. 8 (21) июля 1918 г. 1-я батарея была развернута в артиллерийский дивизион и произведенный в полковники Миончинский был назначен его командиром. Дивизион участвовал во всех боях во 2-м Кубанском походе в составе Марковского полка.

Виктор Ларионов в книге "Последние юнкера" писал о Миончинском: "Впереди батареи высокий полковник Миончинский. Его вороной конь кажется маленьким под высоким всадником. (...) На повозке с номерами Первого орудия образовался хор. Поют "Журавля" (...) Достаётся и самому командиру - полковнику Миончинскому:

Митю можно полюбить,
Только ножки подрубить.
Жура, жура, журавель...
Митю нужно причесать,
Хоть немного воспитать...

Насчёт "воспитания" вопрос деликатный. Полковник всегда сильно горячится в бою и "кроет" всех, кто, по его мнению, недостаточно расторопен: наводчиков, ящичных вожатых, не успевающих подводить передки карьером по жиже чернозёма, разведчиков и, конечно, телефонистов, не бегущих с тяжёлой катушкой "марафонским бегом". Кроет всех крепко, не избегая и "трёхэтажных" выражений.
Правда, на следующий день перед строем он всегда извинялся перед "господами прапорщиками" за свою ругань.
Кто из бывших юнкеров не прощал полковнику этой брани: ведь это и была для нас всех настоящая школа, а не та, что мы проходили в классах училища или на Дудергофских полях... (...)
Особые куплеты были посвящены складной деревянной башне, созданной по идее полковника Миончинского. В боях в степи известную роль она бы играла, если бы не продолжительная и сложная её установка. Сделанная из лёгких балок и досок, без всяких механизмов, башня доставляла немалые неприятности заведующему ею капитану Масленникову. Из-за медленной установки башни, "холобуды", как её прозвали юнкера, - бедный капитан Масленников должен был принимать от полковника Миончинского потоки ругани в начале каждого боя; но так как бои в степях были часто подвижны и орудия, сделав два-три выстрела, уходили вперёд, то "холобуду" надо было тотчас же разбирать, грузить на повозку и гнаться за батареей, а там, впереди, Миончинский уже налетал на капитана Масленникова и кричал: "Где же трам-та-ра-рам башня!" Песня про "холобуду" заканчивалась словами:

Скоро ль эту "холобуду"
На дрова рубить я буду...

16 (29) декабря 1918 г. был смертельно ранен в бою под селом Шишкино Ставропольской губернии во время Второго Кубанского похода Добровольческой армии. Похоронен в Екатеринодаре в усыпальнице Войскового Собора. Гроб несли соратники и генералы штаба Добровольческой армии, в том числе Главнокомандующий — генерал Деникин.

Жена Анна Александровна (Татаринова), братья Александр (штабс-капитан, воевал во ВСЮР, ум. 4 окт.1973 в Монако), Георгий (полковник, воевал во ВСЮР, в эмиграции в Югославии, ум. 1951-1957).

Речь при погребении полковника Миончинского,
произнесенная в Екатерининском соборе 24 декабря 1918 (6 января 1919) г.

Еще одна драгоценная жертва, еще смерть одного из славных воинов, удивлявших могучей силой своего духа, своей доблестью и самоотвержением, особой глубиной своего сердца, - этими прекраснейшими свойствами человеческой души.

У верных сынов России уже не хватает слез, чтобы оплакивать уходящих героев, не находится слов, чтобы выразить и скорбь и любовь к уходящим свою.

Страшная пора, гнетущее время! В пору счастья и расцвета страны украшаются в честь лучших сынов своих величественными памятниками и музеями, а в пору народной катастрофы, развала и горя - только новыми и новыми могилами, то и дело скрывающими лучших, самых пламенных и самоотверженных людей. Так у нас теперь. Там - в Москве и Петрограде преступными руками святотатственно и пошло разбиваются исторические памятники, расхищаются древнехранилища, сметаются с лица земли последние зародыши нашей культуры. Зато и тут и там выросли бесчисленные холмы над трупами замученных, заразных, избитых и убитых лучших граждан, вина которых лишь в том, что они до самозабвения любили единую, великую христианскую, а не раздробленную, языческую Россию.

Так в силу непостижимых для нас вечных законов правосудия и возрождения страна расплачивается за прежних, ведомые и неведомые наши грехи, обновляясь и очищаясь кровью лучших своих сынов.

Но сказал Спаситель: «семя не оживет, если не умрет».

И эти холмы смерти, эти могилы, теперь скрывающие гробы с останками наших героев духа и дела, станут потом холмами жизни.

Когда кошмарный туман рассеется, когда раскроются глаза русских людей и увидят они, что нельзя безнаказанно глумиться над законами Творца, нельзя легкомысленно изменять и попирать вековые устои, нельзя жить, только разрушая и никогда нельзя разнузданность, пошлость и подлость ставить в основу человеческой жизни, - тогда дети и внуки и загубленных и загубивших бросятся искать света, правды, искать тех источников, откуда дышит смелый, сильный, честный и бодрый дух. И тогда могилы Алексеева, Корнилова, Маркова, Дроздовского, Миончинского и других героев, став местом паломничества, оживут, ибо около них будут толпиться люди, ибо тут около них и от них люди будут черпать то, чем жили, чем велики были почившие герои: мощь духа, благородство сердца, бесконечную, запечатленную кровью и смертью, любовь к народу своему, готовность до смерти служить для счастья его.

Ныне же доблестно свершившему свой долг, положившему душу свою за спасение людей своих нашему почившему герою да воздаст Правосудный Господь великими своими милостями в Небесном Царствии Своем!

Источники:
--
http://www.ruguard.ru/glossary/o-86.html
http://www.ruskline.ru/monitoring_smi/2 … lkovnika_/
http://www.belrussia.ru/page-id-746.html
Ураган. Последние юнкера. Романы/Б.Я.Ильвов, В.А.Ларионов. - М.:Вече, 2007

0

33

http://s2.uploads.ru/t/6GQ7q.jpg

Александр Николаевич Блейш

Участие в Гражданской войне

В ноябре 1917 г. Блейш был назначен командиром 2-го Оренбургского ударного батальона, который входил в Отряд ударных частей, сформированного по приказу Верховного главнокомандующего генерал-лейтенанта Н. Н. Духонина. Изначально отряд предназначался для обороны Ставки Главнокомандующего от большевиков. 20 ноября (3 декабря) 1917 г. отряд был отправлен на Дон и в боях с 29 ноября (12 декабря) по 6 (19) декабря разбит. Произведен в полковники в конце 1917 года.

В мае 1918 года Блейш вступает в Добровольческую Армию.

    июнь 1918 г. — командир 9-й офицерской роты 1-го ОГМП.
    22 июня (5 июля) — командир 1-го батальона, временно исполняющий должность помощника командира полка.
    14 (27) сентября остался для амбулаторного лечения в Екатеринодаре.
    27 сентября (10 октября) вернулся к исполнению своих обязанностей.

Осенью 1918 года Александра Николаевич был ранен, но в начале января 1918 года вернулся в полк, где стал командиром 1-го батальона полка. Вновь ранен во время боев в Донбассе в конце февраля (начале марта) 1919 г.

    середина марта — середина ноября 1919 г. — командир 1-го Офицерского генерала Маркова полка.

В ноябре 1919 г., во время отступления ВСЮР, 1-й полк под его руководством совершил с 4 (17) по 10 (23) ноября рейд Тим — Солнцево протяжённостью около 100 вёрст. В ноября Блейш заболел тифом и был вынужден оставить полк.

    22 декабря (4 января)- 6 января (19 января) 1920 года — Временно исполняющий должность начальника Марковской Пехотной Дивизии. После гибели Тимановского и разгрома дивизии Н. С. Блейш возглавил её.
    январь — февраль 1920 г. — Помощник начальника дивизии генерал-лейтенанта П. Г. Канцерова.
    конец февраля — начало марта 1920 г. — начальник Марковской пехотной Дивизии.

В марте 1920 г. Александр Николаевич Блейш скончался от тифа в Новороссийске при эвакуации армии.

+1


Вы здесь » ВИК Марковцы » Исторический » Марковцы